Top.Mail.Ru

ПО ВОЗРАСТУ ОНА – РОВНЯ РАЙОНУ

Не секрет, что в нашем родном замечательном Кирилловском районе, который в этом году отмечает 95-летие, живет много прекрасных и уникальных женщин. Почти о каждой из них можно написать интересный рассказ, а то и целую повесть. Вот об одной из таких женщин-тружениц я и хочу вам сейчас рассказать, мои друзья-читатели.

В один прекрасный летний день 1927 года в деревне Березник Коварзинского сельсовета в семье простых колхозников Анны Викторовны и Михаила Захаровича Васильевых родилась очередная дочурка. Громким криком известила миру о своём появлении на свет новорождённая кроха, которую родители нарекли Верой. Это и была наша землячка Вера Михайловна Васильева, о которой пойдёт сейчас речь. Вернее, она о себе расскажет сама.
– Родилась я в деревне Березник, выросла там, да там и состарилась, – лукаво блестя глазами и улыбаясь, с лёгким вызовом заявила она буквально с порога. – Родители у меня были колхозники, и я – тоже колхозница. Нас у родителей четыре дочери было – Александра, Елизавета, Мария и я. Ещё у нас было два брата – Михаил и Фёдор. Я была у родителей средней дочерью. С двенадцати годов как пошла на работу в колхоз, так всю жизнь там и проработала. Четыре класса окончила, была переведена в пятый класс, но больше в школу не пошла. Школа была от нашей деревни далеко, ходить надо было за двадцать километров. А мама сапогов не смогла мне купить. Да тогда платка не купишь, было, а не только сапоги! Я и сказала маме: «Босиком в школу не пойду». «А я сапогов тебе не могу купить, – развела руками мама и скомандовала: – Не хочешь учиться – выходи на работу». Вот так я и пошла в колхоз.
Здесь надо сделать небольшое отступление. Отец Веры Михайловны ушёл на фронт в Финскую войну. Был тяжело ранен, комиссован, вернулся домой, но пожил недолго – умер, оставив жену с шестёркой ребят. Даже прокормить такую ораву было непросто, а уж про обуть-одеть и речи не шло. Жили тогда Васильевы беднее бедного.
Юная Верочка, хоть и мала была ростом и годами, но не боялась никакой работы: рубила, возила, копала, косила, доила коров, работала на лесозаготовках и сплаве. «Куда пошлют, туда, было, и пойдёшь», – пожимает она плечами.
– Всю жизнь прожила в работе, – качает головой Вера Михайловна, словно удивляясь своему терпению и выносливости. – Хорошего ничего в жизни не видела. Помню, остались мы, маленькие, без отца-кормильца, а от государства никакой помощи, ни одной копеечки не получали. Ох, и тяжёлая у нас жизнь была! Вспоминать не хочется. Пока мала была, на разных работах в колхозе работала, потом – десять лет на ферме, потом в лес пошла. Не знаю, сколько и зим в лесу пробыла, теперь уж и не вспомню, но много, очень много.
Замуж Вера Михайловна так и не вышла. «Некогда было: всё работала! Ни на гулянку, ни на беседу, ни в гости ни к кому сроду не хаживала. Не интересно мне это было», – отмахивается она.
Да и какое замужество: в деревне Березник женихов не осталось, одни поразъехались, других на войне убило. А сама Вера Михайловна из родной деревни никогда никуда не выезжала. Ой, нет, вспоминает, что три года жила в Кириллове, работала уборщицей в Доме культуры, но так и не прижилась в городе. «В деревне-то лучше, привычнее», – резонно рассудила она и вернулась обратно в родной Березник. «Я – вечная колхозница!» – с гордостью говорит она.
Работа в колхозе в те давние годы оценивалась хуже некуда, люди работали «за палочки», то есть за трудодни, отмеченные в тетрадке у бригадира. И когда пришло время оформлять пенсию, Вера Михайловна была очень удручена её размерами. Стаж большой, а пенсия мизерная. Жить на такие деньги было невозможно, разве только выживать. И она устроилась мыть полы и топить десять печек в Ивановском клубе.
– Надо было дров самой наколоть, наносить к печкам, а уж потом их топить и полы мыть, – вспоминает она. – Дрова-то сырые: пока растопишь их, сколько времени угрохаешь. А у меня и дома был полный двор скотины: овечек я держала, корову, поросёнка. Только скотиной ведь раньше и жили. Корова есть, так и на столе всё есть. А коровы нет, так и на столе одна вода.
Уход за домашними животными для трудолюбивой Веры Михайловны был не в тягость, своих подопечных она любила и лелеяла, как членов семьи. И держала скот до тех пор, пока хватало жизненных сил. Она бы, возможно, и дольше не уехала из деревни, но обстоятельства вынудили. Один за другим умерли её мама, сёстры и братья, которые тоже жили по соседству и работали в колхозе. Есть родственники, но они живут далеко на Севере.
Год от года деревня всё больше пустела, и наконец Вера Михайловна осталась в ней одна-одинёшенька. А годы-то уже были немалые, спина- руки-ноги изработаны донельзя. И Вера Михайловна сама попросилась в дом-интернат для одиноких пожилых людей. С тех пор уже много лет живёт она в Коварзинском стационарном отделении для граждан пожилого возраста и инвалидов на полном государственном обеспечении и не жалуется на судьбу. «Здесь, с народом, мне всё повеселее, – объясняет она. – А одна-то чего бы сейчас я стала делать в деревне?»
Скромной труженице Вере Михайловне Васильевой в этом году исполнилось 95 лет. Она – ровесница Кирилловского района. Все свои жизненные силы, весь свой трудовой ресурс Вера Михайловна отдала на благо родного колхоза, а значит – и Кирилловского района. Честь и слава ей за это!
Татьяна ПОГОДИНА
Фото автора

Показать больше

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

80 − = 79

Посмотреть также

Закрыть
Закрыть
Закрыть