Top.Mail.Ru

Гвардии старшина Петров

Накануне 9 Мая мы вспоминаем солдат Великой Отечественной войны. Тех, кто добывал для нас Победу.

Уроженец деревни Крапивинской Коварзинского сельсовета Николай Александрович Петров отправился на фронт в возрасте 19 лет в мае 1942 года. Воевал в составе 611-го артиллерийского полка. Осенью 1942 года получил тяжёлое осколочное ранение обеих ног. В госпиталях военной поры существовала такая практика: пошедших на поправку раненых бойцов обучали востребованным на фронте воинским специальностям: связиста, сапёра, пулемётчика и многим другим.
Солдат службу не выбирает. Красноармеец Петров обучался на санинструктора и после излечения был направлен в 55-й гвардейский полк 7-го кавалерийского корпуса. У этого легендарного воинского соединения поистине славный боевой путь: от Сталинграда до Бранденбурга. Название кавалерийский, скорее всего, сохранилось как дань традиции со времён Гражданской войны. Потому что в состав корпуса преимущественно входили стрелковые, артиллерийские воинские части, автобат и даже танковый полк. Не случайно в октябре 1945 года 7-й кавалерийский корпус был преобразован в 31-ю гвардейскую механизированную дивизию.
Весь славный боевой путь в составе гвардейского воинского подразделения прошёл санинструктор гвардии старшина Петров. Ратный труд санинструктора на войне был чрезвычайно тяжёл и опасен. Приходилось под артиллерийским и миномётным обстрелом, иногда под пулемётным огнём, оказывать первую помощь истекающим кровью раненым бойцам. После этого нужно было эвакуировать раненых с поля боя. Рискуя своей жизнью, санинструкторы тащили их на плащ-палатках ползком, выносили на своих плечах. Нужно было под градом осколков и пуль не только доставить раненого в безопасное место, но при случае и защитить его от врага. Ратный труд санинструктора на войне являлся подвигом. Не случайно приказом Наркома обороны СССР № 281 от 13 августа 1941 года предписывалось: за вынос с поля боя 15 раненых с их оружием представлять санинструкторов к медали, а за вынос 25 раненых – к ордену Красной Звезды. Маршал Советского Союза Иван Баграмян вспоминает: «В те трудные времена никто и никогда не говорил плохо о врачах, медсёстрах, санинструкторах и санитарах. Просто потому, что они были на вес золота и нужны были как воздух, их уважали, на них молились».
О том, как воевал наш земляк, красноречиво свидетельствуют архивные документы. Выписка из наградного листа: «В бою при форсировании реки Западный Буг гвардии старшина Петров, работая санинструктором, исключительно бесстрашно и умело на поле боя под сильным, непрерывным пулемётным огнём противника оказывал помощь раненым бойцам и командирам. Проявляя хорошую заботу о раненых, тов. Петров лично вынес с поля боя восемь тяжелораненых, оказал медицинскую помощь 80 раненым бойцам и офицерам. За проявленные боевые подвиги гвардии старшина Петров достоин награждения орденом Славы III степени. Командир 55-го гвардейского кавалерийского полка гвардии майор Мишуков».
В бою за город Побяница 21 января 1945 года гвардии старшина Петров вынес с поля боя 27 раненых бойцов с их вооружением. 19 февраля 1945 года в бою под населённым пунктом Шлангентин вынес с поля боя ещё 11 бойцов с вооружением. За проявленные боевые заслуги наш земляк был награждён орденом Красной Звезды.
Своим третьим орденом Отечественной войны II степени гвардии старшина Петров был награждён за свой последний бой за город Ораниенбург 22 апреля 1945 года. Под миномётным и пулемётным огнём противника он сумел вынести с поля боя восьмерых тяжелораненых товарищей. Николай Александрович в этом бою и сам был тяжело ранен: пулемётная очередь «прошила» ему левый бок. По счастливой случайности пули не задели жизненно важных органов.
Всего за годы войны Н.А. Петров получил четыре ранения: три серьёзных и одно лёгкое. За свои ратные заслуги, помимо трёх орденов, награждён медалями «За отвагу», «За боевые заслуги» и пятью боевыми медалями за освобождение и взятие городов.
В октябре 1945 года отважный воин был демобилизован, возвратился в родную деревню Крапивинскую и стал работать бригадиром в местном колхозе «Красный путиловец». В 1949 году был образован Роговский лесопункт Шекснинского леспромхоза, и с этого момента судьба навсегда связала вчерашнего фронтовика с лесной промышленностью. Николай Александрович выучился на шофёра и устроился на работу в лесопункт.
Вспоминает старший сын фронтовика Анатолий Николаевич Петров: «Мои родители поженились в конце 1945 года, ну а я появился на свет в 1946 году. Отец, как и все его воевавшие товарищи, не любил говорить о войне, тем более среди фронтовиков не принято было хвалиться своими заслугами. Сейчас обидно, конечно, что нет фотографии отца со всеми его боевыми наградами. Видимо тогда никому и в голову не приходило, что неплохо бы сфотографироваться на память.
Да, по правде сказать, и у фронтовиков отношение к своим наградам было небрежное: детских игрушек после войны практически не было, вот и давали детишкам поиграть блестящими медалями и орденами. Нас в семье шестеро было, и все играли отцовскими наградами. В итоге что-то сломали, что-то потеряли. Будучи детьми, мы не понимали, какой ценой достались отцу эти награды. Много позднее, повзрослев, я прибрал и сохранил эти семейные реликвии, но, конечно же, далеко не все.
Каким был наш отец? Конечно же, добрым, жизнерадостным, однако первое, что приходит на ум, – трудолюбивым. Я не могу вспомнить отца без дела. У него не было времени ни на отдых, ни на увлечения. Для меня было счастьем, когда отец работал шофёром и брал с собой в кабину. Мы ехали в Чистый Дор, там автомобиль загружался берёзовым балансом, а утром следующего дня отец отправлялся в рейс на Вологду или Череповец. Конечно же, у меня имелось большое желание поехать в эти города, но родители были категорически против.
Стоит сказать, что отцовский автомобиль имел газогенераторный двигатель: когда он уезжал в дальний рейс, то значительное место в кузове занимали короткие берёзовые поленья, использовавшиеся в качестве горючего. Когда в лесопункте установили кран, то отца перевели на погрузку леса. Правда, поработал он там недолго: в леспромхоз поступили первые бензопилы, были организованы курсы вальщиков леса. Окончив эти курсы, отец стал работать на заготовке леса.
Этот его поступок мы осознали спустя годы: ведь отец сознательно перешёл на более тяжёлую работу ради нас, ради своей семьи. Заработки на заготовке леса были существенно выше, чем на других работах. Помню, что отец всегда был в числе лучших вальщиков лесопункта, дома хранилось большое количество его почётных грамот. Получал также и премии. У современного человека это может вызвать улыбку: лучшего вальщика лесопункта премировали отрезом материи на пошив костюма. Однако для того времени вполне объяснимо, ведь в магазинах ничего не было. Правда и костюма отец никогда не имел: обычно что-то шилось для матери или нам, ребятишкам.
Главной наградой за свой труд отец считал, что руководство идёт ему навстречу и разрешает брать ежегодный отпуск в сенокосную пору. В нашей семье имелась корова. Сенокосы выделялись на старых вырубках и лесных полянах, где-то в восьми километрах от дома. Понятно, что техники в те годы не было никакой, заготавливали сено исключительно ручным способом.
Фронтовые ранения и тяжёлый физический труд серьёзно подорвали здоровье отца. Доктора не однажды советовали перейти на более лёгкую работу. Ну а он и слышать ничего не хотел: главной заботой считал обеспечение достатка своей семьи, благополучие своих шестерых детей.
Отец ушёл из жизни в апреле 1962 года, война догнала его в возрасте 38 лет. Наша мама Мария Васильевна осталась вдовой в 36 лет с шестью детьми на руках, младшей Анне тогда не исполнилось и трёх лет (Анна Николаевна Бабкина, проживает в Кириллове). Мне, старшему сыну, тогда не было и шестнадцати, о дальнейшем продолжении учёбы в такой ситуации не было и речи: надо было помогать матери. Начальник лесопункта Николай Михайлович Гусев устроил меня учеником десятника, через два месяца я начал работать самостоятельно. Так началась моя трудовая биография.
Считаю, что все мы, дети солдата Великой Отечественной войны, выполнили пожелание отца – стали достойными людьми. Сегодня у нас уже взрослые дети, внуки и правнуки».
Говорят, что погибшие воины живы до тех пор, пока жива память о них. Имя нашего земляка, храброго солдата Великой Отечественной войны Николая Александровича Петрова, увековечено в музее боевой славы подмосковного парка «Патриот». Сразу в нескольких российских городах потомки отважного воина понесут портрет Н.А. Петрова в рамках акции «Бессмертный полк». Память о подвигах наших земляков в Великой Отечественной войне будет жить вечно.
Алексей КУЗЬМИН
Фото из семейного архива Петровых

Показать больше

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

+ 24 = 34

Закрыть
Закрыть