Top.Mail.Ru

Ухтомка – судоходная река

Маленькая речка Ухтомка, одна из многочисленных водоёмов Чарозерского поселения, скользит золотистой змейкой через местечко Шалга, продирается сквозь густой лес и болота, спешит на встречу со старинной подругой своей, рекой Модлоной, которая подхватывает её воды и несёт их дальше – к озеру Воже.

Вода в Ухтомке сама по себе желтоватая, да и дно чаще встречается песчаное, поэтому в солнечный денёк речка приобретает красновато-золотистый оттенок. Местами Ухтомку курица вброд перейдёт, но местами можно угодить и в самый настоящий омут с холодными ключами, бьющими из тёмного дна и сводящими ноги судорогой. За очередным поворотом речка раздаётся в боках, выходит из стройного русла и начинает напоминать маленькие озерца. Такие местечки имеют свои названия, впрочем, как и отдельные омуты, порой носящие имена своих пленников…
А уж как только не зовут саму речушку! На табличке, установленной в деревне Коротецкой, значится «Ухтомица». Если взглянуть на карты разных лет, можно найти и Ухтомку, и Малую Ухтомицу. В старинных документах встречается ещё пара вариантов названия – Ухтома и Ухтомца. Эта милая и спокойная речка хранит множество секретов.

Дорога к Белому морю

Прежде Ухтомка была судоходной и являлась частью важнейшего пути, соединявшего Волгу с Белым морем. Существовал даже Ухтомский (Красный) волок, то есть место, где суда приходилось тащить по суше. Длиною он был около версты. А вот как выглядел полный маршрут: река Вол-га – река Шексна – Белое озеро – река Ухтома – озеро Волоцкое – Ухтомский волок – озеро Долгое – река Ухтомка – река Модлона – озеро Воже – река Свидь – озеро Лаче (Лача) – река Онега – Белое море. Таким же образом шёл путь обратный: Белое море – река Онега до Каргополя – озеро Лаче (Лача) – река Свидь – озеро Воже – река Модлона – река Ухтомка – озеро Долгое – Ухтомский волок – озеро Волоцкое – река Ухтома – Белое озеро – река Шексна – река Волга. Да-да, в маршрут входили две разные реки – Ухтома и Ухтомица. Вот как поэтически описывали этот путь историки: «Из озера Долгое новгородские суда через реку Ухтому, протекавшую через заплывшие теперь озёра Песочное, Зарослово, Бессменново, Сковородку, Наслебенку, Передейку, Круглец, и речку Модлону вступали в реку Елому, впадающую в озеро Еломо, составаляющее как бы залив Чарондского озера, а отсюда – рекою Свидь в озеро Лаче и в вытекающую из него реку Онегу, которою и плыли до самых берегов океана-моря». Этот водный путь начали осваивать ещё в Х веке, а просуществовал он до века XVII. Вдумайтесь только: целых семь столетий!
А вот и более подробное описание пути по нашей Ухтомке. Выдержка из исторического очерка Г.П. Сергиевского, вышедшего в 1927 году в Вологде. Автор в свою очередь цитирует Д. Берёзкина, чья статья была опубликована в «Олонецких Губернских Ведомостях» (Петрозаводск, 1898 год): «Небольшие суда через Ухтомский волок тащили с помощью лошадей. Однако до него ещё нужно было добраться. Если судно, шедшее со стороны Белого моря, не могло пройти через нашу Ухтомку, то товар либо перегружали на мелкие суда (так называемые белозёрки), либо грузили на телеги и везли прямиком до Волоцкого озера (ну, либо груз делили и отправляли сразу обоими путями). Причём перегрузка происходила на Коротецкой пристани – то есть в нескольких верстах от Шалги».
Надо сказать, что в своё время Коротецкая пристань играла важную роль в торговой жизни страны. Располагалась она «ниже деревни Олютинской и ниже устья речки Давыдовки, в луговом месте, где обошла река Ухтома около того места лукою, немного не кругом».
Фактически пристань находилась уже на реке Модлоне. Это был крупный центр, где сходились водные пути, имелась государственная таможня, а на берегу стояло больше сотни амбаров с товарами. Их владельцами были как местные белозерские купцы, так и московские. Свои амбары на «Гостином берегу» держали Кирилло-Белозерский и Ферапонтов монастыри.
Чем торговали? Рыбой, солью, пушниной, железом. В числе провозимых через пристань товаров упоминаются воск, хмель, лён, пшеница, солод, рожь, ячмень, крупы, свинец, олово, зола. Ряд товаров шёл на экспорт, а к нам везли, например, заграничные ткани. Среди торговых людей, проезжающих через пристань, упоминаются не только жители русских городов, но и «иноземцы». Всё это ещё раз говорит о важности упомянутого водного пути.
Известно, что крестьяне Коротецкой, Шальской, Мунской, Роксомской волостей занимались проводкой судов из реки Свидь в озеро Воже. Пожалуй, эта работа служила для них хорошим подспорьем, ведь здешняя земля не отличалась большой урожайностью (её даже не жаловали дворянам). И потому, в придачу к земледелию, крестьяне были вынуждены всерьёз заниматься охотой и рыбной ловлей.
Начало XVII века ознаменовалось для Чарондской округи польско-литовскими и казацкими набегами и разорениями, что, несомненно, сыграло главную роль в упадке Коротецкой пристани. А с появлением новых водных направлений необходимость в ней и вовсе отпала.


Пристань и море

В конце 30-х годов XIX века рассматривался проект, по которому Ухтомский волок предлагалось перекопать, сделать канал, углубить реки и оживить старый путь. Кто знает, осуществись он на деле, как сложилась бы дальнейшая судьба Чарондского края! Может быть, на месте Коротецкой и близлежащих волостей сейчас стоял бы крупный город, а может, всё оказалось бы погребённым под водой. Так или иначе, но идею тогда всё же отклонили.
Практически одновременно с этим проектом был поставлен вопрос о строительстве другого канала – Лаче-Кубенского. Сохранилась карта 1900 года, времён исследований, проведённых инженером Архиепископовым и подтверждающих преимущество первого направления пути. Красным цветом на ней отмечены река Ухтомка, Коротецкая пристань (очерк Г.П. Сергиевского «Лаче-Кубенский водный путь», Вологда, 1927). За его основу брался всё тот же древний путь, частью которого являлась река Ухтомка. В конечном итоге система каналов соединила бы Белое, Балтийское и Каспийское моря (а через проектируемый Волго-Донской канал появился бы выход к Чёрному морю). И ведь строительство началось, на эти цели даже выделили финансы, правда, только в 1877 году. По этому поводу в общественном собрании города Каргополя состоялся праздничный обед.
К сентябрю 1878 года была открыта первая плотина со шлюзом для прохождения через пороги реки Свиди – да-да, той самой, через которую наши крестьяне водили суда. На воду спустили первые пароходы – «Берд» (или «Бард») и «Первенец», подготовили пристани, в том числе Коротецкую. А сейчас, внимание, очень важный момент, чтобы не запутаться! В детальных описаниях Лаче-Кубенского маршрута реки Модлона и Ухтомка отсутствуют! При этом на все карты нанесена Коротецкая пристань; источники гласят, что суда ходили по частично устроенной водной трассе именно до Коротецкой пристани. Как свидетельствует исторический очерк Г.П. Сергиевского «Лаче-Кубенский водный путь»: «Первоначальным проектом Лаче-Кубенского пути, намеченного в 70-х годах, надо считать тот, который предусматривает направление: от реки Онеги через озеро Лаче, по реке Свиди, озеру Чарондскому или Воже, реке Вондонге, дальше по соединительному каналу, реке Ухтомице (не нашей!), реке Уфтюге и Кубенскому озеру».
Работы по устройству нового водного пути продолжались до 1881 года, но потом прекратились из-за нехватки средств. В то же время опыт прохождения первых пароходов выявил ряд проблем, связанных с низким уровнем воды: суда могли добираться до Коротецкой пристани лишь до июля, и то с большими задержками.
Вопрос о возобновлении строительства канала был поднят в 90-х годах того же столетия. Но тут негласным соперником этого проекта выступила Мариинская система, требовавшая больших затрат. И приоритет остался за ней. Однако каргопольские чиновники и купцы не сдавались, писали всевозможные ходатайства и вроде бы даже добились каких-то результатов. По маршруту прошла экспедиция, составившая проект, подтверждающий преимущество самого первого пути 1876 года. И это исследование не стало последним!

Хронология Лаче-Кубенского вопроса

1829 год – поставлен вопрос о прорытии Лаче-Кубенского канала (сама идея возникла ещё раньше).
1876 год – группа исследователей под руководством инженера А.С. Мысловского провела «изыскания по устройству водохранилищ». Было предложено три варианта будущего водного пути. Предпочтение отдавалось первому: «От реки Онеги через озеро Лаче, по реке Свиди, озеру Чарондскому или Воже, р. Вондонге, дальше по соединительному каналу, реке Ухтомице (не нашей), реке Уфтюге и Кубенскому озеру».
1877 год – принято решение о строительстве Лаче-Кубенского канала, выделены первые средства. Ожидалось, что работы займут восемь лет.
Сентябрь 1878 года – открыта первая плотина со шлюзом для прохождения через пороги реки Свиди, очищен её фарватер. На воду спустили первые пароходы – «Берд» (в иных источниках «Бард») и «Первенец», подготовили пристани, в том числе Коротецкую.
1880 год – запланировано строительство канала между реками Вондогой и Ухтомицей. Каким образом они связаны с Коротецкой пристанью – не ясно.
1881 год – работы остановлены из-за отсутствия финансирования.
1893 год – после многочисленных ходатайств со стороны каргопольских депутатов Министерство путей сообщения вновь ставит на повестку дня вопрос о строительстве Лаче-Кубенского канала. Шлюз на реке Свиди перестраивают, но завершить работы по трассе не удаётся по причине отсутствия денег.
Июнь – ноябрь 1899 года – по маршруту прошла новая экспедиция, её результатом стал проект, в котором говорилось о преимуществе самого первого варианта пути, предложенного инженером А.С. Мысловским ещё в 70-х годах.
1900 год – известно, что Всеволод Тимонов был награждён золотой медалью Всемирной выставки в Париже за проект строительства канала, соединяющего Белое и Балтийское моря. И тишина…
1902 год – в финансировании работ по устройству Лаче-Кубенского канала в очередной раз отказано.
1910 год – вопрос о водном пути поднимается в Государственной Думе А.А. Ушаковым. Ноль результатов.
1917 год – смена власти в стране; возвращение к вопросу о строительстве канала. За основу всё также выбирается первый вариант пути. Существующее Коротецко-Онежское сообщение требуется привести в порядок к навигации 1918 года.
1924 год – назначена очередная экспедиция по маршруту.
1927 год – намечены новые исследования, начаты работы по строительству канала, но почти сразу прекращены.
1930-е годы – для облегчения молевого сплава леса взрывают плотину на реке Свиди. «Лаче-Кубенский вопрос» более никогда не поднимался.

Надежды себя не оправдали

Как уже было сказано, за очередной проект строительства канала, соединяющего Белое и Балтийское моря (Каспий уже не упоминался), его автора Всеволода Тимонова наградили золотой медалью Всемирной выставки 1900 года в Париже. А дальше… всё снова затихло. Всяческая волокита по этому вопросу продолжалась ещё лет пятна-дцать, но не принесла никаких плодов. Любопытно, что отдельные участки недостроенного канала всё же какое-то время функционировали. К примеру, существовало так называемое «Коротецко-Онежское соединение». Вот что писали о нём в 1914 году: «Путь от пристани Коротецкой до озера Лаче включительно и далее по р. Онеге до 10-й версты от истока – судоходный. После 10-й версты вплоть до села Турчасово, то есть на участке протяжением 244 версты, существует в высокую воду лишь сплавное судоходство и рассыпной сплав брёвен, шпал, балансов, дров, оплоток и жердей. Свободного судоходства на этом участке не имеется благодаря значительным порогам, отдельным большим камням и значительному числу мельниц с искусственными запрудами от берега вглубь реки».
А вот сведения за 1925 год, представленные Н.П. Ярлыковым и инженером А.В. Мансуровым в материалах по исследованию Лаче-Кубенского пути сообщения: «В Кириллов грузы получались из Рыбинска по Мариинской водной системе и направлялись гужом до Коротецкой пристани на расстоянии 64 километров. С Коротецкой пристани, расположенной на р. Модлоне, впадающей в Воже-озеро, грузы развозились вглубь района и в город Каргополь – частью на пароходе «Александр Ошевенский» (ныне «Никитин»), частью в судах и на лодках. По данным Каргопольского УИКа за 1925 год, «через Коротецкую пристань проследовало разных грузов 29000 тонн, из коих 15500 тонн хлеба».
Главное неудобство этого пути состояло в том, что товары при неблагоприятных ветрах находились в дороге от полутора месяцев и дольше. Случалось, что суда из-за наступления ранних заморозков не успевали достичь Каргополя и замерзали в реке или озере. Часто случались аварии. Товар подвергался порче и утрате, что отражалось на его цене и приводило к простою в торговле.
К идее строительства Лаче-Кубенского пути возвращались и при Советской власти. Вновь назначались исследования, но в итоге на первый план вышли другие, более дешёвые, проекты.
И потому сегодня в тишине и спокойствии перекатывает Ухтомка свои камушки, омывает золотистыми водами заросшие ивняком берега, сверкает на солнце боками резвящихся мальков, думает свою думу и потихоньку мелеет… А ведь могла бы! Могла!
И. СУВОРОВСКАЯ
Фото из архива группы «Шалга.
Хроники исчезнувшего края»

Показать больше

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Посмотреть также

Закрыть
Закрыть
Закрыть