Top.Mail.Ru

В его картинах живёт душа

1 июля исполняется 100 лет со дня рождения заслуженного художника РФ, члена Союза художников России, заслуженного деятеля искусств Марийской АССР участника Великой Отечественной войны Юрия Сергеевича Белкова. В 2000 году Юрий Сергеевич передал в дар часть своих картин на малую родину – в Талицкое поселение.

Вот уже 24 года работает в Талицах сельская картинная галерея, давая возможность таличанам и гостям села любоваться прекрасными пейзажами, натюрмортами, портретами и маринами художника. В галерее находятся 189 работ Юрия Сергеевича. Часть из них была написана уже после открытия галереи. Это, например, картины «Талицы 30-х. Воскресный день», «Ферапонтово. Встреча с Дионисием», «Лёнька-футболист», «Глубинными бомбами по фашистской подлодке». Картины отражают разносторонний талант художника, его огромную любовь к Родине, желание поделиться теплом своей души через творчество.
Юрий Сергеевич родился 1 июля 1924 года в деревне Желобново Кирилловского района. Юрий был старшим сыном в многодетной крестьянской семье. Историю своей жизни он очень красочно описал в книге «Под парусами проходящих лет».
«Детство и юность мои прошли в деревне Желобново, в средней полосе России, в 65 километрах от старинного города Кириллов, что на Белозерье. Родился я в семье Александра Михайловича Белкова, у старшего сына Сергея и невестки Марии. Дом наш стоял на правом берегу безымянного ручья, делившего деревню на две части, «два конца», как у нас говорили. Среди зелени садов раскинулась деревня Желобново. Особенно наш, северный её «конец», был самым цветущим», – так начинается книга, в которой художник описывает историю своей жизни, тесно переплетённую с историей страны и народа.
Рисовать Юра любил с детства. Учительница даже поручала ему проводить уроки рисования в их деревенской четвероклассной школе. «Федосья Петровна попросила меня провести в том классе два урока рисования. Я согласился… – вспоминает в своей книге Юрий Сергеевич. – Я рисовал на доске мелом, а ученики в тетрадях. Альбомы для рисования были в те времена редкостью…»
Кроме этого, мальчик очень любил читать. В доме его отца было большое собрание книг, и ещё Юра брал книги в Талицкой библиотеке.
Не раз пришлось ему ещё в детстве столкнуться с событиями, которые он не смог ни понять, ни объяснить тогда, и они оставили сильный отпечаток в его душе. Вот, например, вспоминал Юрий Белков выселение соседей из их дома: «… Я часто вспоминал ту осень, когда хозяев этого дома выселяли. Вся деревня узнала тогда, что сегодня будут выселять из их дома Курашовых и повезут куда-то в Сибирь на поселение… Я был поражён увиденным и услышанным, как тогда, так и сейчас не могу понять, за что их выселили и где затерялся их след…»
Или уничтожение шедевра архитектуры – церкви села Петровское. По этому поводу Юрий пишет: «“Почему этот шпиль должен упасть, ведь этой красоты уже больше никогда не будет, да и церкви тоже”, – размышлял я, пока не услышал глухой треск падающей стены… После падения наступила тишина. Когда улеглась пыль, стало видно опустевшее небо, израненную церковь и бледные лица людей…»
Как любой деревенский ребёнок, Юра с детства узнал радости и трудности крестьянской работы. Вместе с родителями трудился в поле, на сенокосе, помогал матери на ферме, ходил с ребятами в ночное, возил сено на сенопункт.
Знаковой оказалась встреча мальчика с «живым» художником. Он узнал, что есть в городе Иванове училище, где «учат на художников», и засобирался туда. В Иванове жил его дядя, брат отца, он и помог всё узнать: что требуется взять, какие документы, когда будут экзамены. В училище Юра поступил в 1940 году, и началась студенческая жизнь.
К сожалению, окончить училище вовремя не получилось. Началась Великая Отечественная война, и в 1942 году Юрий получил повестку. Их распределили на Северный флот, и Юрий с товарищами отправились на Соловецкие острова учиться на радистов. Во время учёбы и затем во время службы Юра не оставлял любимого занятия, при первой возможности брал в руки карандаш. Он рисовал наброски окружающей природы, портреты товарищей, а те отправляли их с письмами домой.
Учёба длилась почти девять месяцев. Юрий получил Свидетельство об окончании школы связи Учебного отряда Северного флота по специальности «радист». Службу начал на плавбазе «Ветер» в Мурманске. А затем пришли новые боевые катера «Морские охотники». На таком катере и предстояло Юрию служить сначала на Баренцевом, а затем на Чёрном море. «Одно время наш катер встречал транспорты союзников в прибрежных водах, – вспоминал Юрий Сергеевич. – Высаживали и снимали с них наших лоцманов, проводивших иностранные союзные корабли по секретным водным каналам, без мин». На Чёрном море «Морские охотники» были переименованы в «сторожевые катера» (СК) и сопровождали нефтеналивные танкеры из Батуми в Новороссийск.
«Однажды мы стояли в нейтральных водах, в дозоре, на советско-турецкой границе. Стояли уже несколько дней. И погода все дни была замечательная – тёплая, солнечная. А сегодня солнце исчезло под сенью облаков, но море было тихое, ветра не было. Я вышел на палубу и почувствовал, что катер находится не на воде, а высоко в небе. Сверху и снизу бегут облака, горизонт не чувствуется. Я вспомнил: когда-то в детстве подобное явление наблюдал на Сиверском озере».
Именно во время службы зародилось желание написать картину о легендарном лидере эсминцев «Ташкент». Юрий увидел в Новороссийском порту в середине бухты торчащие из-под воды две голубые трубы и чуть видимые надстройки затонувшего корабля, а чуть позже он узнал подробности о подвиге «Ташкента» и его команды от вице-адмирала Н.М. Кулакова.
Победу Юрий Сергеевич встретил на боевом посту: «Сердце вдруг забилось по-иному, внутри него что-то произошло! Я остановился на миг и побежал на палубу. Там уже на всех катерах, и на нашем тоже, вахтенные пускали ракеты в небо. А из пулемётных турелей трассирующие пули чертили предутреннее небо. Это был салют Победы!»
Но Юрию Сергеевичу и его ровесникам до дома предстоял ещё долгий путь. Пришлось служить ещё пять лет. Талантливого матроса заметили, и в 1947 году он был переведён на службу в редакцию газеты «На боевой вахте», а затем художником в Дом офицеров.
В 1950 году Юрий Белков был демобилизован. Он восстановился в училище и в 1953-ем окончил его. По распределению попал в город Йошкар-Олу. Год работал учителем рисования, а затем полностью перешёл в Марийские художественно-производственные мастерские Художественного фонда СССР.
В 1955 году Юрий Сергеевич был отправлен от военкомата на переподготовку во Владивосток. И там, на берегу Тихого океана, он написал серию картин «Дальневосточные этюды».
В морских пейзажах живёт душа моряка Белкова. Девять долгих лет посвятил он службе Родине на морских просторах. Как никто из марийских художников он знал и любил море.
Как все художники того времени, Юрий Сергеевич много ездил по стране, по Марийской республике. Изучал природу, быт, знакомился с интересными людьми. Им написаны сюжетные композиции, отражающие жизнь простого народа, среди них – «На сенокосе», «Трактористы», «Доярки», «У переправы» и многие другие. Однако на протяжении всего творческого пути возвращался Юрий Сергеевич к сюжетной композиции. «С картинами живописца приятно быть в соседстве, любоваться их негромкой, но непреходящей красотой. Они успокаивают и возвышают душу, изгоняют из неё неуверенность и тревогу. Подобных картин в изобразительном искусстве не так уж и много», – пишет в своей аннотации искусствовед, заслуженный деятель искусств Республики Марий Эл Геннадий Иванович Прокушев.
Большое впечатление в студенческие годы оказали на Юрия работы Валентина Серова. Геннадий Прокушев объясняет это так: «Обращение к портрету в творчестве художника не было неожиданным шагом… Он вновь и вновь убеждался, что его больше всего влечёт тайна человеческой души, приблизиться к раскрытию которой можно только в жанре портрета». В золотой фонд марийской живописи вошли портреты передовой доярки М.Г. Петровой, тепличницы Л. Беловой, «Девушка с баяном» и многие другие.
С первых лет учёбы в Ивановском училище полюбил Юра пейзажную живопись. В дальнейшем в своих поездках по стране он постоянно писал этюды. «Изюминкой каждого этюда, его душой является поэтическое осмысление мотива, нежная сочная живопись, умение почувствовать и передать состояние природы», – говорил художник.
Как любой живописец, Юрий Сергеевич не обделял своим вниманием написание натюрмортов: «Многие из них написаны в пейзажной среде. Пленэрная живопись придаёт цветам, ягодам и фруктам чарующий «аромат», позволяет окунуться в тепло летней поры».
За описанием личностных качеств талицкого живописца обратимся также к Геннадию Прокушеву: «Юрий Сергеевич – личность яркая, неординарная. В общении отличается не просто скромностью, а даже некоторой застенчивостью. В разговоре художник никогда не повышает голоса, умеет выслушать и понять собеседника. Но за этой внешней сдержанностью, добротой и мягкостью характера таится натура твёрдая и целеустремлённая». Именно таким и запомнился Юрий Сергеевич Белков тем, кто с ним общался.
Очень жаль, что о многом не спросили, что-то позабыли. Большая удача для таличан, что с нами остались картины художника, в которых живёт частичка его яркой солнечной души.
Т. ВОЛКОВА, заведующая Талицкой картинной галереей

Фото предоставлены автором

Показать больше

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

+ 88 = 93

Посмотреть также

Закрыть
Закрыть
Закрыть