Top.Mail.Ru

Историческая память. Отечество. Любовь к Родине

В последнее время люди, думающие о дальнейшем развитии нашей страны, понимают более остро и чётко, что без прошлого нет настоящего и будущего для нашей многострадальной, но такой гордой, не желающей никому зла самодостаточной Родины.

Что в современной России должно стать главным символом, основой объединения многонационального общества, формирования гражданственности в широком смысле этого слова?
В истории нашего Отечества много славных, но в то же время драматичных и трагических страниц. Но одна из них стала символом национальной сплочённости, героизма всего общества, торжества над вселенским злом. Великая Отечественная война объединила многонациональный народ страны, показала единение в момент угрозы независимости и самому существованию нашего Отечества.
С уходом участников войны, современников этого эпохального события, историческая память меняется: нет тех, кто воочию видел сущность фашизма, его настоящую угрозу миру, цену борьбы с ним и значимость Победы. Наша задача – сохранить и передать память об этом событии, нравственные оценки и напутствия участников войны грядущим поколениям.
В школьном музее Кирилловской средней школы бережно хранится альбом с письмами участников Великой Отечественной войны. Эти письма – переписка учеников Кирилловской школы с ветеранами 2-й сапёрной бригады, письма-воспоминания, «живые голоса», которые от первого лица открывают нам подробности прошлого с надеждой на извлечение уроков тех страшных лет. Участники войны рассказывают о действиях 2-й сапёрной бригады, которая была сформирована и обучена сапёрному делу в период с ноября 1941 года по февраль 1942 года в городе Кириллове, а впоследствии влилась в другие военные части нашей армии. Читая выцветшие страницы, чувствуешь и осознаёшь, каким немыслимым трудом всего народа была добыта Победа.
Предлагаем познакомиться с письмами, но сначала немного истории.
Геннадий Акиньхов в статье «Вологда прифронтовая, очерки о Вологодчине в годы Великой Отечественной войны» называет стратегически важным рубежом часть северо-западных территорий Вологодской области. «Уже в октябре 1941 года бои с немцами велись под самой Москвой. Был взят Можайск, Калинин (Тверь), вражеские танки ворвались в Малоярославец, бои шли под Тулой. Немецко-фашистское командование намеревалось овладеть Ярославлем и Рыбинском. С 20 октября в Москве было введено осадное положение. В этот же день немцы прорвали нашу оборону на Волхове и начали наступление на Будогощь, Тихвин, а частью сил в северном направлении – на Кириши, в юго-восточном – на Малую Вишеру. Шли бои и на крайнем северо-западе Вологодской области, на Оштинском участке фронта: финны рвались к Вытегре.
20 октября 1941 года государственный комитет обороны принял решение о строительстве оборонительных рубежей в Вологодской области. Предполагалось создать в западной и центральной части её несколько десятков районов обороны на важнейших оперативно-тактических направлениях возможного наступления противника. Эти районы должны были представлять собой систему дзотов, других огневых точек, траншей, ходов сообщения, командных пунктов, противотанковых рвов, надолбов, проволочных заграждений… Всё это предстояло построить в кратчайшие сроки. Кроме того, – расчистить от леса зоны обстрела, подвести дороги.
Общая схема расположения рубежей была следующая: побережье Онежского озера – район Вытегры, далее – вдоль Мариинской водной системы до озера Белого, затем – вдоль реки Шексны до Рыбинского водохранилища. Укреплённые районы создавались также под Вологдой (в районе станции Дикой) и Грязовцем, а также Череповцом. (Характерная деталь: на бюро Вологодского обкома партии, заседание которого проходило 11 ноября, руководству Череповца было дано указание продумать систему обороны города, использования его зданий на случай боёв).
На территории Вологодской области строительство вели 2-я сапёрная армия, ряд отдельных инженерно-сапёрных частей, а на территории Кирилловского района 2-я сапёрная бригада. Командующий войсками 2-й сапёрной армии М.М. Царевский. Начальником оперативного отдела штаба 2-й саперной бригады был Гуров С.А. В последствии 2-я сапёрная армия вела работы на других участках фронта».
Далее приводим полный текст двух писем С.А. Гурова – начальника оперативного штаба 2-й сапёрной бригады. Первое написано из Москвы 1 апреля 1977 года.
«Добрый день, наши дорогие и беспокойные ребята-пионеры-следопыты. Ваше письмо получил, чему был не мало удивлён. Из Вашего письма узнал, что виной этому быв. комбат Ю.С. Вележев. Он правильно Вам сообщил, что я действительно был начальником операт. от-ла штаба 2-ой сапёрной бригады, которая в период с ноября 1941 г. по февраль 1942 г. была сформирована и обучена сапёрному делу в г. Кириллове. По роду служебных дел оперативного отдела ни я, ни мои подчинённые не имели права оставлять у себя какие-либо документы по дислокации частей, их передвижению, а также программы учебно-боевой подготовки. Ежедневно все материалы проверялись и сдавались в секретную часть. Как видите, ничем помочь Вам в этой части не могу. Фотографии со временем растеряны или розданы.
Сформированная и обученная наша бригада в составе 12 батальонов, теперь эти сведения не имеют значения, находилась в резерве главного командования (так назыв. РГК). Штаб бригады расположился в вашей школе, а штаб 2-й сапёрной армии в г. Вологде. Нашу бригаду главное командование направляло туда, где решалась оперативно-тактическая задача. Сперва – направление в первых числах марта на Волховский фронт, в район действия 54 армии. Задача была поставлена трудная, сопряжённая с постоянной бомбёжкой, артиллерийским и миномётным обстрелом. Надо было строить гатевую дорогу к переднему краю и оборонительные сооружения в местечке Погоситье. Просёлочные дороги были превращены в сплошное месиво грязи, которое перекрывало гусеницы тракторов и забивало моторы.
Наши сапёры денно и нощно на обочинах, прорубая лес, строили дороги, пренебрегая бомбёжками и обстрелами, с честью выполняли поставленную задачу. При строительстве гатевой дороги через Синявинские болота для наступления танковых частей наши сапёры с риском для жизни и даже презирая смерть несли лежни и щиты для колеи танков и укладывали на поверхность болота, протяжённостью более 4 км. Были случаи попадания мин противника в щиты, но это ещё более ожесточало сапёр, они продолжали намеченным строем вести дорогу.
Следующий наш бросок был на Ладожское озеро в местечко Кабона, там на врезающейся в озеро «косе» было сосредоточено большое количество для Ленинграда продовольствия, снаряжения, боеприпасов и др. военного имущества. Всё это было видно как на ладони. Нам поставили задачу – замаскировать на этой «косе» протяжённостью более километра всё это добро. Мы несколько дней готовились к этой работе и уже приступили к маскировке «косы», но окончательное решение задачи дал немецкий лётчик со сбитого самолёта. Немцы бомбили берег, где в мелколесье с осени 1941 г. остались бараки и другие постройки, не трогая склады на «косе». На допросе его спросили: почему они бомбят берег и мелколесье и не трогают «косу», на что он с ехидством ответил, что русские не такие простаки, чтоб так открыто содержать склады, а вот по берегу, мол, там всё сосредоточено.
Вот так облегчилась задача. Мы ещё больше наделали фальшивых сооружений по берегу и даже как бы скрытно стали разводить костры и имитировать движение. Это было в начале мая 1942 г. Нам было приказано ночью на понтонах под моим командованием с 4-мя батальонами перебраться на Ленинградский берег Ладоги, в местечко мыс Осиновец, где надо было построить 4 пирса (причала) площадью 2500 кв. м. Эти причалы были крайне необходимы, т. к. существовавшие не выдерживали нагрузок и много доброго имущества и продовольствия оказалось в будущих волнах свирепого Ладожского озера. Берега в этом месте были валунистыми, далеко распространяющиеся, правда не очень глубоко от берега. Намеченное строительство являлось единственной ниткой для питания замкнутого в кольцо Ленинграда.
И вот с 8 на 9 мая 1942 г. перебравшись по будущей Ладоге, расстоянием 35 км. В указанном нам пункте, квадрат 15, мы с четырьмя батальонами разместились в палатках, заимели возможность отдохнуть. Но наша передышка в отдыхе окончилась. В ночь с 9 на 10 мая меня вызвали в штаб н-ка базы Зам. командующего Ленинградским фронтом. Генерал-лейтенант Ф.Н. Лагунов дал задание весьма кратко: соорудить 2500 кв. м пирсов. На вопрос, имеются ли чертежи, он мне ответил вопросом: «А Вы кто?» Я сказал, что инженер. «Ну вот и решайте, как делать». А на другой мой вопрос, на какую нагрузку, Зам. командующего ответил: «Не знаю». – «А если рухнут под нагрузкой?» – «Отдам под суд».
В третьем часу ночи, вернувшись в расположение части, вызвал командиров батальонов и их заместителей по технической части. Рассмотрели несколько вариантов опор для причалов и, учитывая каменистый берег, остановились на ряжевых опорах, т. е. врубленные бревна по концам и середине [неразборчивое слово] большого ящика, который в дальнейшем утапливался и загружался камнем, а по верху укладывались брёвна, а по ним настил. Это решение себя оправдало, ибо было построено пирсов 2850 кв. м вместо 2500 кв. м за 5 дней вместо 7. Сапёры работали слаженно, но каждый знал и понимал, что судьба Ленинграда и Ленинградского фронта зависит от выполнения поставленной задачи.
Работа сапёров проходила под беспрерывной бомбёжкой самолётов противника, которые вылетали из Шлиссельбурга, но наша зенитная артиллерия не давала им возможности прицельного бомбометания. Работа кипела во всех звеньях. Особенно трудно приходилось сапёрам батальона М.К. Мельника – они расчищали дно, вручную ворочали тяжёлые бревна и все время находились по грудь и шею в ледяной воде с температурой +6°. Я очень переживал за них и боялся, что многих могу потерять из-за простуды. Был разработан график, что бойцы через каждые 1,5-2 часа меняются, идут сушиться и менять бельё и обмундирование. Для большей страховки от простуды бойцов, понимая, что это задание не последнее, настоятельно выхлопотал для них спирт, и вот на берегу поставили бочки и специально приставленный человек наливал каждому выходящему из воды приличную порцию «согревательного», после чего шли отдыхать и переодеваться в сухое обмундирование. Эта мера, по-видимому, и уберегла солдат от простуды. Заболевших и погибших практически не было. Чему я был бесконечно рад.
Выполняя эту задачу, бойцы самоотверженно, не щадя сил работали с воодушевлением. Кроме того, они видели своими глазами, как возле необорудованных пристаней тонуло доставленное с такими трудностями, видели эвакуированных иссохших детей и женщин, и сознание ответственности и вселяло силы, поистине превосходящие человеческие возможности. Когда принимали пирсы, генерал-лейтенант Ф.Н. Лагунов спросил меня, какую нагрузку выдержали пирсы, и я ему ответил, что могут загонять паровоз. В дальнейшем так и было: гружёные вагоны, доставленные на баржах, без перегрузки сталкивались на пирсы и уже достроенной ж/д доставлялись в Ленинград, тем самым вскоре создавались благоприятные условия с продовольствием и боепитанием. Честь и слава вашим землякам, которые внесли большой вклад в Ленинградскую эпопею, построив пристани на Ладоге.
В дальнейшем эти же 4 батальона выполнили ещё одно очень важное сооружение (Запасный командный пункт фронта). В мае-июне 1942 г. сапёрная бригада перестала существовать. Батальоны влились в другие соединения и в дальнейшем действовали на других фронтах. В расформировании мне не пришлось участвовать, это дело хорошо знает Ю.С. Вележев, и если он Вам не писал об этом, то попросите его. Я же был отозван в штаб инженерных войск Ленфронта. С
Ю.С. Вележевым старые друзья, вместе с ним учились и закончили Моск. Инжен. Строит. институт в 1935 г. и участвовали в строительстве московских объектов. Ю.С. Вележев не работает, он на заслуженном отдыхе и большой энтузиаст истории прошедшей войны и собрал много материала.
Ну вот, дорогие друзья, написал, что мог. Напоследок не хочу поучать, а от души пожелать, чтоб Ваше счастливое детство проходило под чистым небом, но не забывать Суворовское изречение – тяжело в учении, легко в бою, а значит в жизни. Не будьте белоручками, дорожите дружбой. Желаю быть здоровыми и жизнерадостными с коим приветом. ветеран инженерных войск Ленфронта, майор в отставке С.А. Гуров. Посылаю фотографию, если для неё найдётся место».
Письмо С.А. Гурова от 19 апреля 1977 года.
«Здравствуйте, дорогие ребята – беспокойные сердца. Ваше письмо от 7.04. получил и благодарю за хороший отзыв о моём письме, в котором немного описал действия 2-й сапёрной бригады во II Отечественной войне. Да! Бригада, её солдаты и командиры были что надо, а земляки Ваши показали себя настоящими патриотами, с честью выполняли свой долг, защищая нашу любимую Родину. А иначе и быть не могло, ведь бригада-то была сформирована из взрослых и зрелых людей, имевших за своими плечами большой трудовой и жизненный опыт, какую-либо специальность. Каждый понимал, что от него требовалось, и каждый стремился познать мастерство сапёрного дела.
В батальонах по соответствующей программе была организована учёба сапёрному делу в течении более 4-х месяцев. Командный состав со всей своей душевной теплотой, в товарищеской атмосфере, на основе сознательной. Строгой военной дисциплины, передавали свои знания и опыт. Мы постоянно говорили бойцам, что сапёр ошибается только раз, но этого раза не должно быть. При отступлении он отходит последним, оставляя противнику сюрпризы из фугасов, минные и прочие заграждения, а при наступлении идёт первым, обезвреживая пути наступления основным военным соединениям. С большим удовлетворением командование отмечало, что труды по учёбе сапёрному делу не пропали даром. Основная масса солдат в бригаде показали себя стойкими, смелыми и мужественными бойцами. При выполнении крайне тяжёлых заданий командования.
Дорогие ребята, я описал вам ход учёбы сапёрному делу не для красного словца, а для понимания, насколько прозорливо было решение Главного Командования о создании крупных и мобильных сапёрных подразделений. Даже при крайне тяжёлых неудачах в первые месяцы войны оно пошло на относительно длительный срок учёбы сапёров, и это дало в дальнейшем огромные плодотворные результаты.
При расформировании 2-ой сапёрной бригады в июле 1942 г. на Ленинградском фронте сапёрные батальоны, пройдя практику, стали основным костяком вновь созданных инженерно-понтонных бригад и уже в совершенно другом качестве, с ещё более расширенным кругом знаний действовали на фронтах войны со знанием своего дела, с гордостью и даже геройством прошли по дорогам войны «от Шексны до Дуная». Не только до Дуная, а, я думаю, даже до Берлина дошли некоторые ваши земляки и штурмовали логово врага Рейхстаг. Хочу вас ознакомить с ещё с одной славной страницей 2-ой сап. бригады, может быть, вы её знаете, а может и нет. Вот как эта складывалась страница.
Во второй половине февраля 1942 г., когда мы уже заканчивали учёбу, Командование бригады получило приказ Главного Командования провести отбор солдат с тщательным медицинским осмотром, с психологическим настроем и сознательностью, годных для действия в пехотных частях. По каждому батальону создавалась комиссия под моим председательством, в которую входили: командир батальона, его заместитель по политчасти, врачи бригадный и батальонный и другие командиры из бригады. В результате было отобрано более 800 солдат и командиров, которым был сделан смотр в д. Горицы, и уже оттуда они походным маршем направились к месту назначения.
С тех пор ни бригаде, ни командованию сап. армией, штаб которой размещался в г. Вологде, неизвестна судьба направленных в пехоту бойцов. Видимо, они были организованы во взводы, роты, батальоны, т. к. пехотные части без подразделения сапёр менее боеспособны, сапёр – это твёрдая обезвреженная зелёная улица. Вот хорошо бы вам заняться поисками о судьбе ваших земляков и начать надо с г. Вологды и военкоматов. Друзья мои, вашу просьбу о посылке какого-либо личного снаряжения не могу выполнить т. к. всё утеряно. Ю.С. Вележев кое-что вам вышлет, он мне обещал.
В отношении приезда 5 мая – очень заманчивое приглашение и очень хотелось бы побывать, вспомнить начало создания бригады, да и вас посмотреть и почувствовать кропотливую вашу работу по созданию в школе зала боевой славы. Но, увы, не могу, т. к. поеду в Ленинград, так же, как и Ю.С. Вележев. Но вы не огорчайтесь, будьте молодцами и продолжайте свою патриотическую работу. От всего сердца поздравляю совет дружины и всех ребят с праздником 1 мая и Днём Победы и желаю успехов в учёбе без отстающих. Крепко жму ваши руки. С большим приветом А.С. Гуров».
Е. ПТИЦЫНА, обучающаяся 10 класса Кирилловской средней школы,
О. ВЕСЕЛОВА, учитель истории
Фото предоставлены О. Веселовой

Показать больше

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

80 − = 79

Закрыть
Закрыть