Top.Mail.Ru

Как я закаляла характер

Снова и снова вспоминаю я своё счастливое детство. Оно, как и у всех моих подружек, большей частью проходило на улице. Никаких гаджетов у нас и в помине не было, детского сада – тоже! Но жить нам было очень интересно и весело.

В какие игры мы только не играли: в лапту, в городки, в вышибалы. Прыгали через скакалку, изображая разные фигуры, играли «в классики», или «черту» по-нашему: обычная баночка из-под гуталина, набитая песком, столько радости приносила! Убегали в лес, строили там шалаши на деревьях, придумывали разные сказки про эти шалаши и домики. Летом, когда тепло, пропадали на озере: купались, сколько хотели, аж до посинения! Зимой – лыжи, санки, катание с горок, коньки-снегурки на валенках. Катание на коньках начиналось с первым льдом на окрестных канавах и прудах. Лепили снеговиков, строили из снега крепости, прорывали в сугробах целые туннели.
Домой нас было загнать очень сложно. «Хотя бы поесть!» – зазывали родители. Да куда там! Заскочишь домой, кусок хлеба отрежешь, пока родители не видят, макнёшь его в сахарный песок, потом чаем сверху из чайника польёшь и опять на улицу! А там кричишь: «Сорок один, ем один!», а если не успел, тебе кричат: «Сорок восемь, половинку просим!» И только попробуй не поделись!
Играли мы на улице допоздна, пока совсем не стемнеет. Бились родители, бились со мной – всё бесполезно: домой пробиралась голодная и всегда по темноте. И вот однажды мне мама говорит: «Чтоб в девять часов была дома! Если прогуляешь, ворота будут закрыты! Виданое ли дело: Идка давно дома, а ты всё болтаешься!» Идка – это сестра Ида, на девять лет меня старше. «Ладно», – обещаю я и тут же забываю о своём обещании.
Забываю, потому что очередная гуляночка опять захватила меня: бегаем, играем с ребятами, нам весело и интересно. Наступает вечер, друзья потихоньку расходятся по домам, на улице остаёмся только мы с соседским Витькой. Пора и нам идти домой: темнеет. Захожу в калитку, поднимаюсь на крылечко. И только тут вспоминаю, что мне было наказано: «Прогуляешь, ворота будут закрыты». Осторожно дёргаю за ручку двери – не открывается. Ну что ж, значит, закрыли, как обещали.
Грустная, усталая и голодная, я присела на крылечко. Посидела так немножко и, надув губы, решила, что и стучаться ни за что не буду. Раз вы все такие вредные, я совсем домой не пойду! Горькая обида теснила мою грудь: свет в доме горит, а меня не ждут и не ищут. И не жалко им, видно, меня нисколько. Слёзы навернулись на мои глаза.
Между тем на улице совсем стемнело. Всхлипнув пару раз для порядка, я прилегла на крылечке и неожиданно для себя уснула.
А дома поднялся переполох: что-то долгонько нет с улицы дочки! Ждали-ждали – не дождались и, в конце концов, все вместе решили идти на поиски. Открыли дверь, а тут я на крылечке, под открытым небом свернулась калачиком и сплю. Мама заохала, отец на руках отнёс меня домой, уложил в кровать. А я, уставшая и измученная обидой, так и не проснулась до утра.
На следующий день, в воскресенье, папа был дома и решил заняться моим воспитанием: наказать меня за непослушание. Сначала он отчитал меня как следует, а потом взял в руки мамин портняжный сантиметр (мягкую ленточку с делениями) и отхлестал ею! Больно мне не было, но зато очень обидно. В первый раз в жизни меня отхлестали! Что тут со мной стало! Я заревела на всю улицу, залезла под стол и выла там во весь голос! Отец перепугался, сел у стола и стал уговаривать меня вылезть оттуда, на что я упорно ревела ещё громче, мотала головой и категорически отказывалась вылезать! Чуть не весь выходной отец провёл у стола, уговаривая меня вылезть оттуда. Устав выть и проголодавшись, я замолчала только к вечеру. Но характер продолжала выдерживать: из-под стола не вылезала. Только когда мама и сестра тоже сели у стола рядом с отцом и начали меня уговаривать, я, вся зарёванная и несчастная, появилась на белый свет.
А следующим утром нашла у себя под подушкой конфету. Поняла, что это папа положил: он всегда так делал, когда приходил домой, а я уже спала. Мама поворчала, что зря отец меня так балует, и я опять унеслась гулять допоздна. Только сказано мне было, чтоб в следующий раз дёргала дверь сильнее.
С тех пор меня больше никогда не наказывали. А я сделала вывод: всего в жизни можно добиться, если знаешь, что тебя любят! И уж от мужчин тем более!
Л. РАЗИНИНА
Фото из открытых источников

Показать больше

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

71 − = 68

Закрыть
Закрыть