Top.Mail.Ru

На Макутинской дороге

Ещё в сумерках четверо мальчишек пробрались на Силоску. Большой одинокий холм, окружённый с трёх сторон водой, густо порос деревьями, и вела к нему одна-единственная дорога. В конце своего пути она внезапно оказывалась на берегу широкой реки, но успевала свернуть влево и узкой тропинкой пробиралась почти на самый верх Силоски.
Мальчишки рвали румяные и бледно-жёлтые яблоки с одичавших яблонь, собирали свежие паданцы, спускались в глубокие ямы, на дне которых лежал всякий хлам. Эти ямы, вырытые много лет назад, дали название холму: прежде в них закладывали траву на силос. Но теперь, когда Никулинская больница вместе с подсобным хозяйством была закрыта, в ямы кто-то свалил мусор. Особенного интереса он не вызывал: рваная одежда и обувь, скучные железки безо всяких кнопок (то ли дело на разобранной летней дойке!) и только старый протез левой ноги в ботинке ещё кое-как поражал воображение. Трогать его никто не хотел.
С приходом темноты ребята развели костёр на своём обычном месте, то есть на самом краешке Силоски, где была ровная земля без крутого склона. Тут-то и пригодились собранные яблоки, а ещё припрятанные в карманах куски хлеба вместе с картофелинами. С утра светло-коричневые клубни прятались в земле, пока её не вспороли холодные стальные вилы. Теперь же картошка была предусмотрительно зарыта в старую золу по самому краю костра, и несколько штук оставили напоследок, чтобы запечь их прямо в свежих углях. Для хлеба из ближайшего ивняка они вырезали перочинными ножами прутья и стали жарить его по кусочкам на открытом огне. Мальчишки, которые приходились друг другу братьями, теперь сидели в большом золотистом круге: его начертил их костёр, сияющий всеми оттенками рыжего.
А за кругом в сентябрьской кромешной тьме пропала, растворилась река, напоминая о себе лишь шумом волн. Когда вдалеке вдруг показывались огоньки – белые, красные, зелёные, плеск невидимой воды усиливался. Огни двигались в сторону Гориц мимо Барсучьего и Никитского островов, мимо Городка, затем исчезали, а волны ещё долго бились о силоскин берег, выбрасывая на камни пустые раковины. Когда шум стихал, в густой темноте зажигались новые огни и всё начиналось сначала. Этот бок Силоски глядел прямо на далёкий фарватер – бывшее русло реки Шексны2. Разноцветное сияние было не чем иным, как навигационными огнями речных судов.
Глинистый берег холма в том месте, где горел костёр, резко обрывался вместо того, чтобы плавно спускаться в воду. Можно было спрыгнуть вниз на камешки или забраться на старую берёзу, склонившуюся над рекой, чтобы увидеть другие огни – красное мерцание телевышки. Находилась она на горе Мауре.
Вот об этой самой горе и шла речь у костра.
– Моя соседка, баушка Таня, рассказывала, как ходила она однажды на болото у Мауры, – говорил мальчик постарше. – Пошла за черникой, пришла на болото…
– А где там болото, на Мауре? – перебили его.
– Ну там, недалеко от Константиновского озера, считай, подножие Мауры, – отвечал мальчик и продолжал: – Пришла она, стала ягоды собирать. Вдруг слышит: собаки где-то залаяли, как будто целая стая неподалёку, и лай этот приближается к ней. Баб Таня смотрит по сторонам – не видать никого, а лай всё ближе и ближе… Она глаза-то к небу подняла и видит: над деревьями летит половина человека, мужик в фуфайке и в папахе! И собачий лай вместе с ним приближается. Тут баушка со страху бросила свою корзину с ягодами и убежала с болота.
– Че-его? В смысле – «половина»? Разве так бывает?! – возразили ему младшие, дуя на куски обгоревшего хлеба.
– А то, что он летел – нормально, да? – усмехнулся самый старший брат.
– Бывает или нет, а рассказывала баушка Таня такое. И говорила, что на то болото она больше никогда не ходила.
– Кто хоть это был?
– Известное дело – лешак пугал, – сказал младший из мальчиков.
– Да разве он ТАК выглядит?
– А как? Вот ты знаешь, как он выглядит?
– Как старик. С длиинной бородой, – отвечал старший, стараясь обгоревшим прутом вытащить чёрную картофелину. С виду она напоминала дымящийся кусок угля, но под запечённой корочкой скрывалось настоящее лакомство.
– Откуда ты знаешь?
– Так рассказывали же историю, в Заречье дело было, давно уж, – мальчик махнул рукой в темноту в сторону соседней деревни. – Женщина потерялась. Надей её вроде звали. Она пошла косить траву на подстилку скотине. А тогда осень уже наступила, и Надя эта оделась тепло, в фуфайку, на ногах – сапоги резиновые. Рукавицы  надела, косу с точилом взяла… И пропала. Искали её, наверное, с неделю. Даже к знающим людям ходили, они отвечали, что живая. И вот одна бабушка из Саутина, она тогда медиком была, рассказывала про этот случай: «Уж стемнело, вечер. Вдруг идёт ко мне Витя, брат Нади, и говорит: «Надя нашлась, пойдём покажу». Ну чего, взяли они с мужем фонари и пошли за Витей. Пришли к дому, Витя в подпол зовёт. Забрались в подполье, а там ряж высокий под печкой был и в том ряже – окошко. Они в окошко это заглянули и видят: сидит Надя на самом верхнем ряду ряжа. Даже не сидит, а как будто висит, пришпилена, одна рука на какой-то палке ли, сучке ли… Где там сидеть? Бревно-то уж под самым полом дома… Как она туда забралась? Нашли её только потому, что звуки из подполья услышали. Ну кое-как стащили Надю оттуда, её трясёт, слова сказать не может, в сапогах – листья. Воды дали, крестик принесли, она вроде немного успокоилась, но рассказать так толком ничего и не рассказала. Вспомнила, что, когда вышла на крыльцо, к ней кто-то подошёл и сказал: «Пойдём со мной». Взял за руку и увёл. Её спрашивают: а куда увёл-то, где была? Она отвечает: «Не скажу. Он не велел сказывать, а то снова, говорит, уведу». «Да кто?» – допытываются. А она отвечает: «Высокий дедок, с бородой. Он меня по лесу водил». «А ела-то ты что хоть?» – спрашивают. «Да почти ничего, ягоды всё щипала». И больше так ничего и не сказала.
Воцарилось молчание. Младший мальчик поёжился: он сидел ближе всех к реке и гуляющий над ней осенний ветер иногда заворачивал на Силоску. Теперь ещё (как назло) в голову лезли самые неприятные истории: вот здесь, совсем недалеко от их костра, когда-то утонула молодая красавица-медсестра, и обстоятельства той гибели представлялись очень странными. Она ушла на глазах очевидцев, но спасти её не смогли и отыскали не сразу: бедняжку затащило в старый колодец, который прежде был самым обычным колодцем, но затем оказался погребённым под водами Волго-Балта. Под этими же водами оказалось и болотце около Силоски, где до затопления жители Никулина собирали чернику. Словом, дно таило в себе всякие неприятности.
– Меняет он облик, – сказал, наконец, средний по возрасту мальчик и переглянулся с другим братом, тем, что говорил про Мауру. В прошлое воскресенье они вместе ходили в лес за грибами.
Тот лес был им не просто хорошо знаком: через него они вместе с родителями каждые выходные шли из Никулина в Горицы, чтобы уехать на автобусе в город. С тех пор, как старенькой бабушке становилось всё труднее перевозить большое семейство на лодке на другой берег, они ходили в обход залива Шексны через Гремиху. Этот лес никто всерьёз и лесом-то не считал, потому что местами путь подходил очень близко к воде и окрестности оказывались видны как на ладони.
– Мы недалеко от пилорамы были, завернули на какую-то брошенную делянку. Знаешь, да? Покрутились, покрутились по лесу в том месте, нашли грибы. Срезали их да и пошли обратно, – сказал брат постарше. – Идём, Волго-Балт уж видно, только через кусты и надо пройти к тропинке. Кусты прошли – ни тропинки, ни Волго-Балта! Идём дальше, вышли на полянку, и место как будто знакомое… Увидели снова грибы, срезали их, обратно пошли. Опять та же история! Реку видим, а выйти к ней не можем.
– Как через кусты пройдём, так всё и пропадает. Возвращаемся на то же самое место, а главное – грибы опять растут, – добавил другой мальчик.
– Мы так раза четыре ходили. Да?
– Где-то так… Я на второй или третий раз фантик бросил, и когда мы опять вышли на полянку с грибами, то увидели этот фантик.
– И чё, как вышли-то? – спросил младший брат.
– Да чё! Дальше ещё веселее. Мы сразу шиворот-навыворот переодеваться начали. Только переоделись, идём –
глядь: какая-то бабушка навстречу шагает.
– С двумя корзинами грибов…
– Не, кажется, корзина у неё была одна – на руке и ещё на плече большой светлый платок, узлом завязанный, тоже с грибами.
– А сама она как выглядела?
– Небольшая такая бабушка, в кофте коричневой, в тёмной юбке, на ногах – сапоги литые с подвёрнутыми голенищами. Обычная, – ответил средний брат.
– Мы этой баушки-то малость испугались, – продолжил его товарищ по приключению. – Она так внезапно появилась и, главное, сразу после того, как мы одежду перевернули… Но остановились, спрашиваем, как нам пройти на Никулино. А она отвечает: «Так вот же, идите прямо, это дорога на Макутино». И показывает куда-то в сторону, мы смотрим: две совсем заросшие колеи, как из ниоткуда. Зачем нам Макутино? Поворачиваемся, а баушки-то и нет. Тут мы ка-ак дали дёру по этой Макутинской дороге! Отдышались только за каким-то болотцем и видим, что никакой колеи тоже больше нет. Пошли прямо, и скоро показались какие-то дома. Мы присмотрелись – да это же и вправду Макутино! Выскочили из леса на большую дорогу и пошли по ней в Никулино.
Резкий порыв ветра снова подобрался к Силоске, и с берёз шумно посыпались листья с семенами, похожими на золотые звёздочки.
– Подожди, до меня только дошло: какая в том месте, где вы заблудились, Макутинская дорога? – удивлённо спросил самый старший из ребят.
– Вот именно.
На берегу вновь наступило молчание. К плеску речных волн и шелесту берёз примешивался ещё какой-то звук, и через мгновение мальчишки у костра поняли: к ним кто-то шёл, шурша опавшей листвой. Никто не сдвинулся с места, но каждый насторожился. Пока одни глядели на костёр, обратившись в слух, двое других подняли головы и всматривались в темноту, куда уходила тропа и где уже можно было различить высокие силуэты.
– Чего это вы тут делаете? – весело спросил подошедший мужчина. – Поди страшилки травите?
Напряжение полностью ушло: на огонёк к мальчишкам заглянули родители. Про встречу на Макутинской дороге они ничего не знали.

1 Никулинская областная туберкулёзная больница была открыта в 1962 году на базе Дома инвалидов. По сути, это был интернат, при котором имелось большое подсобное хозяйство. Население Никулина в тот период состояло из пациентов, медперсонала и работников подсобного хозяйства.
2 В 1964 году после масштабной реконструкции Мариинской водной системы был полностью запущен Волго-Балтийский водный путь. Системой рек, озёр и искусственных каналов он соединяет Каспийское и Балтийское моря. Река Шексна является частью этой системы.
3 Рабочие холщовые рукавицы.
4 Впервые эту историю автор услышала от Сергея Геннадьевича Никешина из деревни Заречье, но никулинские мальчики тоже её знали. И ещё раз во всех деталях о тех событиях рассказала Эмма Николаевна Мышина, ныне жительница Саутина. На тот момент она с семьёй проживала в деревне Кудряшово и работала медфельдшером, поэтому брат пропавшей и пришёл к ней.
5 Ряж – конструкция из брёвен, обычно имеющая форму куба и выполняющая роль фундамента для печки.
6Дорога, идущая от Мауры и связывающая между собой все упомянутые деревни (сейчас асфальтированная). Деревня Макутино находится на холме рядом с этой дорогой.

Ирина Суворовская

Показать больше

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

12 + = 20

Закрыть
Закрыть