Top.Mail.Ru

Майданек. Кровь и пепел

12 июля 1953 года строитель из польского города Понятова Матвей Бронислав во время проведения работ по закладке фундамента заметил, что земля в котловане имела слои, отличавшиеся друг от друга: песчаник перемежался чернозёмом. Опытный специалист заинтересовался неординарным составом почвы и решил изучить чёрный слой. То, что увидел мужчина, могло повергнуть в шок кого угодно. Чернозём состоял из останков сожжённых человеческих тел, а также шинелей, брючных, поясных ремней – кусков несгоревшего суконного обмундирования Красной Армии.

На территории города Люблина во время Великой Отечественной войны был расположен лагерь смерти, вошедший в историю под названием Майданек. Этот филиал ада на Земле поглотил огромное количество людей, среди которых был и наш земляк.
Кроме вышеперечисленного, Матвей Бронислав обнаружил в слое почвы четыре советских монеты 1940 года и солдатский медальон, в котором были указаны анкетные данные солдата Никанора Ивановича Федорова 1921 года рождения – уроженца деревни Максимовская Ивановского (Коварзинского) сельского совета Кирилловского района Вологодской области.
Расизм был не только основой политики фашистской Германии. Конечной целью государственной идеологии было установление нового мирового порядка под руководством «арийской расы». Для достижения этой цели гитлеровская Германия начала Вторую мировую войну и планомерно уничтожала неполноценных, с точки зрения идеологии, представителей других народов. Сначала для исправления, а затем и для уничтожения всех неугодных были созданы гигантские фабрики смерти – концентрационные лагеря. Первый концлагерь – печально известный Дахау – начал работать в марте 1933 года. Туда сначала попадали политические заключенные: немецкие коммунисты, евреи и другие неугодные режиму лица. В лагере Дахау проходил проверку бесчеловечный конвейер содержания, охраны и уничтожения заключённых. Немногим позже появились концлагеря Заксенхаузен, Бухенвальд, Равенсбрюк. До 1939 года на территории Германии узниками лагерей смерти были 25 тысяч человек.
С началом войны чудовищная система концлагерей распространилась на другие европейские страны, оккупированные Германией. Захваченная нацистами Польша, по замыслу одержимого идеей Великой Германии Гитлера, должна была стать сельскохозяйственным придатком, поставляющим для правящей арийской расы необходимые продукты и материалы. Живущие на её территории люди были ограничены в правах, всё управление сосредоточивалось в руках немецкой администрации, национальные интересы полностью игнорировались. Гитлер считал поляков историческими непримиримыми врагами немецкого народа.
Фабрику смерти Майданек начали строить прямо в городе Люблин. В немецких документах лагерь значился как концентрационный лагерь войск СС «Люблин» (KZ der Waffen SS Lublin). Поляки должны были своими глазами видеть, что их ждёт в случае неповиновения. Приказ о создании лагеря отдал Генрих Гиммлер 20 июля 1941 года. Изначально Майданек должен был вмещать от 25 до 50 тысяч заключённых. За исполнением работ следил глава всех строительных проектов СС Ганс Каммлер. Под его руководством в конце сентября 1941 года рабочие приступили к постройке первой части лагеря, в которой должны были разместиться 5 тысяч узников: их силами лагерь строился дальше.
После операции под Киевом немцы захватили в плен 616 тысяч советских солдат. В концлагерь Люблина в срочном порядке необходимо было поместить 50 тысяч советских военнопленных. Для строительства бараков в концлагерь пригнали две тысячи военнопленных. К ноябрю из-за непосильного труда и мучительного голода из этого отряда осталось всего 500 человек.
До конца 1941 года были построены бараки ещё на 20 тысяч человек. Однако требовалось размещать всё новые партии военнопленных. В ноябре 1941 года комендант Майданека получил приказ расширить лагерь до 125 тысяч мест. В декабре на строительство привезли
150 евреев. Вскоре среди заключённых разразилась эпидемия тифа. Никто не выжил. Руководство лагеря запросило ещё людей. В Майданек начали присылать евреев, депортированных из Словакии и Польши. Согласно документальным данным, в этом лагере побывали представители 54 национальностей из 28 разных стран. Они построили комплекс, сравнимый с городом, в котором было два административных здания, 22 барака для заключённых и 227 мастерских. Огромная смертельная ловушка, охраняемая собаками, окружённая двойным забором частой колючей проволоки под напряжением. У лагеря существовало 10 филиалов: Будзынь (под Красником), Грубешов, Люблин, Плашов (близ Кракова), Травники (под Вепшем) и так далее. Заключённые занимались принудительным трудом на собственных производствах, на фабрике по производству обмундирования и на оружейном заводе «Штейер-Даймлер-Пух».
Реальное число людей, погибших в этом лагере смерти, выяснить сложно. Одна из причин в том, что в Майданеке номера погибших заключённых использовали повторно, присваивая их новоприбывшим. Среди жертв были и женщины, и дети. Теперь польские историки утверждают, что всего за время существования в лагере побывало 150 тысяч заключённых, из которых 80 тысяч казнили – это данные официального сайта Государственного музея Майданек. Однако на Нюрнбергском процессе фигурировали другие цифры: согласно документам о поступлениях СС, через Майданек прошло 1 миллион 500 тысяч заключённых, из них было уничтожено свыше 300 тысяч узников, треть из которых – поляки.
Со второй половины 1942 года Майданек стал лагерем смерти. Здесь построили газовые камеры и крематорий на две печи. Когда он перестал справляться с ежедневной нагрузкой, достроили второй крематорий, оборудованный пятью печами. Сначала для умерщвления людей использовали угарный газ, а с апреля 1942 – кристаллы ядовитого вещества «Циклон Б» (пестицид на основе цианида), которые при соприкосновении с воздухом превращались в смертоносный газ. Эту технологию успели внедрить только в лагерях Майданек и Освенцим.
В концлагере была виселица, практиковались массовые расстрелы. Но было и другое оружие, работавшее безотказно, надёжно и свирепо, – голод. О том, как питались заключённые, рассказал один из тех, кому удалось спастись. Николай Иванович Федоров попал в Майданек в десятилетнем возрасте с матерью, братьями и сестрёнками: «Кормили нас так. По утрам давали несладкий кофе из палёного ячменя. Нальют кружку или миску – и всё, весь завтрак. В обед – пол-литровый черпак баланды из каштановой муки. Мука эта с водой не соединяется, осадком на дно выпадает, её взбалтывали. Картошка за семь месяцев была только два раза. А так – баланда да баланда. И ещё капуста резаная, её выращивали сами заключённые. Мы копали траншею через капустное поле и то полезное, что попадалось на пути, забирали на кухню. Но и себе выкраивали, ели сырую капусту. На ужин варили. Я потом вычитал, что это была благотворительная помощь Красного Креста».
3 ноября 1943 года нацистами была проведена чудовищная операция по уничтожению евреев «оптом». Эсэсовцы назвали её «Эрнтефест» в честь праздника сбора урожая. За один день были уничтожено около 43 тысяч человек. Есть все основания полагать, что среди казнённых были не только евреи. Скорее всего фашисты, напуганные восстаниями в Треблинке и в Собиборе, уничтожали всех непокорных – в том числе и советских солдат. Предположительно, в этой кровавой бане был убит и Никанор Иванович Федоров.
Рядом с лагерем по приказу нацистов заключённые выкопали рвы шириной
6 метров, длиной 100 метров и трёхметровой глубины. Ранним утром евреев пригнали к расстрельным ямам, раздели и приказали первой шеренге лечь на землю лицом вниз. Вторая шеренга должна была лечь подобно черепице на предыдущего человека, так что голова оказывалась на спине того, кто лежал впереди. Из громкоговорителей полилась громкая танцевальная музыка, и эсэсовцы начали последовательно стрелять в затылок каждому лежащему заключённому. Бойня длилась весь день. Трупы скидывали в подготовленные для них рвы.
Бывший заключенный лагеря Мечислав Пант пишет: «Самое ужасное началось тогда, когда на подергивающиеся ещё тела расстрелянных должна была войти группа матерей с маленькими детьми. Несчастные женщины умоляли палачей сжалиться над детьми, чтобы малыши не утонули в крови, собравшейся во рвах, брали их на руки и поднимали вверх, продлевая таким образом их жизнь ещё на одно мгновение. Эсэсовцы выстрелами из пулеметов прерывали напрасные усилия женщин».
Лагерь прекратил своё существование 22 июля 1944 года в ходе наступления советских войск. Константин Симонов одним из первых военных корреспондентов побывал в лагере Майданек пос-
ле вступления в него Красной армии. В своей полевой записной книжке он оставил записи об этом концлагере. Вот одна из них: «…Барак с обувью. Длина 70 шагов, ширина 40, набит обувью мёртвых. Обувь до потолка. Под её тяжестью вывалилась даже часть стены. Не знаю, сколько её, может быть миллион, может быть, больше. Самое страшное – десятки тысяч пар детской обуви. Сандалии, туфельки, ботиночки с десятилетних, с годовалых…».
Сохранившиеся документы не позволяют точно установить общее количество детей, которые были отправлены в лагерь Майданек. Больше всего детей находилось там в июле и августе 1943 года – приблизительно 5 тысяч. На детей, которым ещё не исполнилось
13 лет, не заводили отдельную картотеку, у них не было собственных номеров. Дети фигурировали только лишь в учётных карточках матерей, но при этом их рассматривали как взрослых: использовали на тяжёлой работе и требовали соблюдать все правила лагерного распорядка. Эсэсовец из лагеря Вильгельм Герс Тенмейер, давая показания, сказал: «…в лагере находились также дети в возрасте от 3 до 12 лет. Я слышал, что детей умерщвляли газом».
После войны Майданек стал музеем в память о жертвах нацистов. Изуверские газовые камеры, адские печи крематориев, обувь замученных узников – всё это стало неизбывным напоминанием о зверствах фашистов. Из нацистских печей был собран пепел тысяч человеческих тел, и эту гигантскую гору укрыли куполом.
Главный редактор интернет-портала Strajk Мачей Вишневский написал: «Я не удивлюсь, если лет через десять власти Польши станут утверждать: в Майданеке вообще никто не умер, концлагерь был образцовым санаторием-курортом, где заключённые проходили оздоровительные процедуры. Мой отец, бывший партизаном во время войны, говорил: «Да, русские принесли нам режим, который мы не хотели. Но главное – в концлагерях СС перестали работать газовые камеры и печи». В Польше государственная пропаганда на всех уровнях пытается замолчать заслуги советских солдат в спасении десятков миллионов жизней. Ведь если бы не Красная армия, крематорий Майданека продолжал бы дымить ежедневно».
За шесть лет оккупации нацисты уничтожили 6 миллионов поляков. Их потомки теперь утверждают, что количество жертв преувеличено советской пропагандой. Пожалуй, это всё, что следует знать о политике современных польских властей, которые на официальном уровне обесценивают и оскорбляют память солдат, ценой своей жизни остановивших печи крематориев концлагеря Майданек.
Галина УЛЬЯНОВА,
Галина КУЗНЕЧИКОВА
Фото из открытых источников

Показать больше

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

− 2 = 2

Закрыть
Закрыть