Top.Mail.Ru

Есть женщины в русских селеньях

Утопая в зелени абсолютно весь… На улице Гагарина есть небольшой, невысокий, не очень взрачный (пусть филологии простят) деревянный домик, каких множество в наших селень-
ях. И в нём нет ничего особенного – на первый взгляд. Но на второй – есть. Это его хозяйка Фаина Алфеевна Рыстакова – женщина обаятельная и привлекательная, жизнелюбивая и жизнерадостная, постоянно излучающая что-то жизнеутверждающее.
В марта тётя Фая (буду называть её так, пользуясь не слишком близким, но родством) отметила свой 85-летний юбилей. Но, несмотря на свой возраст, это довольно бодрая, активная и позитивная представительница своего поколения. О ней и будет мой сегодняшний рассказ. 
Тётя Фая родилась в 1937 году в деревне Ершихе Харовского района Вологодской области в семье Алфея Варсанофьевича и Ольги Тимофеевны Яблоковых. Отец работал звонарём в местной церкви, а мать – дояркой в колхозе. Может, благодаря маминой работе и выжила семья с тремя детьми в голодные военные и послевоенные годы. Ведь крапива, головки клевера, мякина (шелуха, остатки колосьев и другие отходы от молотьбы зерна) не могли прибавить ни здоровья, ни сил ни детям, ни взрослым. Тётя Фая говорит, что мама никогда не приносила молока домой: за это могли наказать, если поймали бы. Но они, дети, могли хоть иногда пробраться к матери на ферму, «начиркать» молока прямо из-под коровы и напиться как следует.
Надо сказать, что Алфей Варсанофьевич с первых дней войны ушёл на фронт и на долгих шесть лет оставил жену с тремя детьми (тёте Фае тогда было 4 года, её сестре Анне чуть больше, а брату Николаю 14 лет). И всем в семье, от мала до велика, пришлось стать добытчиками. И они добывали, как могли.
«Колхоз садил репу – мы ходили воровать, – честно рассказывает тётя Фая. – Ещё собирали ягоды, грибы и ходили в Харовскую продавать. 18 километров туда да 18 обратно. Особенно хорошо шла земляника. Так хоть какую-то копейку заработаем. Но больше всего помощи нам было, конечно, от Николая. Он находил шабашки, брался за любую работу».
Алфей Варсанофьевич вернулся с войны в 1947 году и его назначили председателем колхоза. Жить стало веселее. Тётя Фая и её сестра Анна в то время уже ходили в школу в соседнюю деревню. Хотя ходить было не в чём. Но мама была «хитра» на выдумки, и девочки носили красивые жёлтые и даже красные платья! Из марли. В жёлтый цвет мать красила марлю цветками ромашки, а вот как «достигался» красный, тётя Фая уже не помнит. Помнит ещё, что отец пришёл с войны с кучей портянок и из этой «кучи» мать сшила девочкам отличные школьные сумки через плечо.
В 1948 году у Яблоковых родился четвёртый ребёнок – Леонид, а тремя годами позже они всей семьёй переехали в Харовск. Отец устроился на лесопункт, а тётя Фая, окончив 7 классов, пошла работать на стекольный завод помощником стеклодува. Ей тогда было всего 16 лет.
В то время в Харовске располагалась воинская часть, в которой служил красивый молодой солдат родом из Кириллова Владимир Рыстаков. Конечно, он не мог не заметить миниатюрную, весёлую и лёгкую в общении девушку по имени Фая, которую без раздумий взял в жёны сразу же после окончания службы. 
Первое время молодожёны жили в Харовске, где у них родился первенец – сын Саша. А потом родная сестра дяди Володи Тоня переманила брата с семьёй на Север, в город Кировск (Мурманская область). Дядя Володя устроился бригадиром погрузки на фабрику «Апатит» (производство по переработке руды и выпуску апатитового и нефелинового концентратов. – Прим. авт.), а тётя Фая, отработав год в горбольнице, тоже перешла на фабрику транспортёрщицей.
Сначала предприятие выделило молодой семье 8-метровую комнату в деревянном бараке с печным отоплением, но со временем, а может с рождением второго ребёнка – дочери Татьяны, Рыстаковым дали ещё одну комнату. Спустя 16 лет жизни в бараке и добросовестной работы на предприятии тётя Фая с дядей Володей заслуженно получили от комбината 2-комнатную благоустроенную квартиру.
Работа на фабрике была очень тяжёлой, производство – вредным. Смена длилась всего шесть часов, но выматывала так, будто были отработаны сутки. Тётя Фая в 45 лет вышла на пенсию, с медалью закончив свою работу транспортёрщицей. Не шучу: медаль «Ветеран труда» до сих пор бережно хранится её хозяйкой.
Но, заработав пенсию, ветеран не стала сидеть дома, а ещё пять лет «оттрудилась» на фабрике, только на более простой работе с менее вредными условиями труда. 
О времени жизни в Кировске у тёти Фаи самые хорошие воспоминания: сын Саша несколько лет подряд по путёвке от фабрики ездил в лагерь, а работникам ежегодно давали путёвки в санаторий. Так как на вредном производстве отпуска были большие, то, кроме отдыха по путёвкам, семья имела возможность отдохнуть и самостоятельно. «Пока мы жили на Севере, мы везде побывали на юге, – говорит моя собеседница. – Были в Парканах, Каушанах, Керчи, Тирасполе, Сочи, Лабинской…»
А ездили тётя Фая с дядей Володей «по югам» с двумя детьми на старом добром Запорожце. Тогда это была роскошь, а не просто средство передвижения.
Шло время, дети подрастали. Сын Саша окончил ГПТУ, получил профессию сварщика, женился. В молодой семье родился сын Сергей – первый внук дяди Володи и тёти Фаи. Когда Серёже было всего три месяца, Александра призвали в армию. После демобилизации он устроился по специальности всё на ту же фабрику «Апатит». У них с женой родилась ещё дочка Наташа. Но в семью пришло горе: Саши не стало в совсем ещё молодом возрасте. 
Тётя Фая с дядей Володей тяжело переживали утрату, но нельзя было раскисать и опускать руки, ведь в их помощи и заботе нуждались и младшая дочь Татьяна, и маленькие внуки Наташа и Сергей.
После выхода дяди Володи на пенсию супруги приняли решение переехать в Кириллов, на родину дяди Володи. И переехали. Но не стали вести спокойный, размеренный образ жизни, как подобает пенсионерам. Тётя Фая устроилась социальным работником, а дядя Володя пошёл работать на частную ферму в Зауломском.
У тёти Фаи, как и у других соцработников, на обслуживании было 14-15 человек, часто тяжёлые, лежачие. А тогда соцработнику нужно было выполнять абсолютно все поручения клиента за совсем невысокую зарплату. Кроме покупки продуктов и лекарств, приходилось и воду с колонки носить, и печки топить, и грядки копать, и стирать, и гладить бельё, и мыть бабушек. Всего не перечислишь. Дядя Володя, насколько мог, помогал жене в её нелёгкой работе: носил воду, дрова, возил всё на том же Запорожце, ставшем просто незаменимым, на озеро полоскать «клиентские» половики. В таком режиме тётя Фая проработала в соцобслуживании 11 лет и ушла по состоянию здоровья. Но и на этом не закончилась её трудовая деятельность. Спустя какое-то время, поправив пошатнувшееся здоровье, в возрасте 69 лет она устроилась в музыкальную школу гардеробщицей и проработала там три года. Хотя могло быть и больше, если бы не сокращение.
Обосновавшись в Кириллове, Рыстаковы сразу же стали держать живность. На ферме, где работал дядя Володя, денег почти не платили, но рассчитывались молоком, мукой, поросятами и один раз даже коровой (корову дядя Володя получил, можно сказать, в качестве первой зарплаты). Но о Бурёнке тётя Фая отзывается не очень («где нагадит, там и ляжет»), «а телёнок хороший был, не ляжет где попало».
Ещё дядя Володя был рыбаком, и в доме всегда была рыба и кошки (куда уж без них). Но пушистые создания совершенно равнодушно относились к свежепойманной ещё прыгающей рыбе, и поэтому дядя Володя собственноручно отваривал для них сорожек и окуней.
Любовь к животным и рыбалке полностью передалась Вовчику – внуку от дочери Татьяны, который родился точно в день рождения дяди Володи и был назван в честь дедушки.
После переезда родителей в Кириллов дочь Татьяна каждое лето привозила к ним из Кировска детей – Вову и Лену. Получалось так, что, кроме работы в поте лица и ведения личного подсобного хозяйства, включающего и сад, и огород, и нескольких поросят, и две полосы картошки в поле, супруги ещё всё лето проводили в заботах о внуках. И на всё хватало здоровья и сил!
И ничего не предвещало беды. Но вдруг дяди Володи не стало, а ему не было ещё и 69 лет. Может, как и многие мужчины, он чувствовал недомогание, но не считал нужным обращаться к врачам. Тем не менее супруги прожили в мире и согласии 46 счастливых лет.
Но жизнь продолжалась. Никакой живности тётя Фая уже не держала, кроме кошки с собакой, но огород каждый год садила исправно да и сейчас садит. Хотя прошлым летом она обиделась на свой участок: «Не нужен мне этот огород! На следующий год ничего садить не буду: ни огурцов, ни помидоров, ни перцев, ни кабачков, ни капусты – ничего! Я в июне 19 кубов воды на него исполивала!» Хотя при недавней нашей встрече я заметила на столе возле окна несколько традиционных по весне ящичков с рассадой. 
Как и многие кирилловчанки, помимо огорода, тётя Фая занимается вязанием пёстрых ковриков из тряпок, делает закрутки на зиму, смотрит телевизор. Из современных артистов она любит «Воробья» и «который поёт «До порога довела, а любви не дала» (Алексея Воробьёва и Артура Пирожкова. – Прим. авт.).
Вообще у тёти Фаи очень много талантов, но самый неоспоримый из них – умение вкусно готовить. Даже не особо вкусные продукты она приготовит так, что пальчики оближешь. Тётя Фая говорит, что многому научилась, когда они стали ездить с семьёй на юга. Во времена дяди Володи, когда супруги ежегодно держали поросят, тётя Фая постоянно делала домашнюю колбасу (и из фарша, и из кусочков мяса) – и простую, и кровяную. Мясо свиных голов в её «исполнении» – просто фантастика! Сейчас в магазине можно купить только жалкое подобие тёти Фаиного сальтисона.
Из рыбы суперповар всех времён и народов умеет делать очень вкусные консервы, в которых не почувствуешь косточек. Однажды тётя Фая передала соседу в больницу баночку таких консервов, так он потом её спросил: где она такие купила?
Голубцы, перцы фаршированные, пелюстки, котлеты из щуки, судак в кляре, солёная щучья икра, форшмак – самое простое из вкусного, что регулярно готовит тётя Фая. К тому же каждое лето она немало времени посвящает заготовкам из овощей, вареньям и соленьям, а также делает грибную икру. Причём грибы тётя Фая собирает сама, главное – чтобы довезли до леса. А там уж из года в год из раза в раз она быстрее всех своих молодых спутников насобирает полную корзинку. И это в 80 с лишним лет!
Но вот недавно тётя Фая приболела и по советам многочисленных друзей и знакомых стала лечиться содой, мёдом и молоком. Лечение продолжалось две недели и «увенчалось» вызовом врача на дом. «Я ерундой занималась, ерунда у меня и вышла», – примерно так говорит «самостоятельная» пациентка.
Бабушку очень любят внуки и правнуки, и она их тоже: для каждого найдёт доброе слово, с радостью встретит и наугощает от души. Пару лет назад проездом из Кировска на юг бабушку заехали проведать внучка Наташа с сыном Максимом. «Но недолго побыли. Попили чаю, в машину и дальше поехали, – говорит тётя Фая. – Подарков всяких навезли, а Максим занёс через плечо большущую сёмгу: «Это тебе, бабушка». Внук Сергей в один из своих приездов купил бабушке новый матрас и тёплые носки. По словам тёти Фаи, внуки всегда приезжают с гостинцами. «Но нам в нашем возрасте не подарки главное, – продолжает моя собеседница. – Нам главное –
внимание». И надо отдать должное внукам: вниманием, да и заботой тоже, наша героиня не обделена. Дочь и внуки звонят каждый день, по возможности приезжают и помогают по дому и на огороде. Внук Вова зовёт бабушку на следующую зиму к себе в Сокол.
Из родных братьев и сестёр у тёти Фаи уже никого не осталось, но есть двоюродная сестра Нина, проживающая в Шарье. Волею судьбы сёстры не виделись лет эдак пятьдесят. А тут, будучи уже в довольно преклонном возрасте, всё же встретились. Нина приехала к тёте Фае в Кириллов, я бы сказала, «познакомиться». С тех пор они изредка поддерживали связь по телефону, хотя в основном звонила тётя Фая: у Нины, скорее всего, была «экономия». Однажды тётя Фая набрала сестру: «Нина, здравствуй! С днём рождения тебя!» «Ой, Фаина, это ты!? – удивилась Нина. – А я думала, ты умерла…» И смех, и грех, как говорится. Но потом Нина реабилитировалась: стала звонить почаще и с 85-летием тоже не забыла поздравить сестру.
«А чего поздравлять с днём рождения? –
задаётся вопросом тётя Фая. – Ведь года идут вперёд, мы стареем, а не молодеем. С чем поздравлять? Если бы года шли взад, я бы была согласна, вплоть до садика».
Вот такая она – неунывающая, с чувством юмора, любимая и любящая мама, бабушка и прабабушка, гостеприимная хозяйка Фаина Алфеевна Рыстакова. Таких людей встретишь не каждый день. Поэтому хочется пожелать тёте Фае крепкого здоровья, беречь себя и оставаться бодрой и активной ещё на долгие-долгие годы. 
Наталья ВАСИЛЬЕВА. Фото автора

Показать больше

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

− 1 = 1

Закрыть
Закрыть