Top.Mail.Ru

­­Воздухоплаватель Степанов

Эта история вряд ли кого-то оставит равнодушным. Можете ли вы представить себе, что где-то за пределами нашей страны захоронен земляк, за могилой которого более века ухаживают совершенно чужие люди, а на родине о его подвиге ничего
не известно, и ко всему прочему этот земляк – герой!

Трудно описать и представить чувства близких, когда на войне пропадает без вести солдат и не известно, где его тело, которое по обычаю хоронят на родной земле. Но жизнь подчас преподносит удивительные сюрпризы, и тогда странички истории оживают. Но обо всём по порядку.
Дело было так. В первых числах сентября я получила в социальной сети «ВКонтакте» письмо из Западной Украины от некоего Василия. Публикую его дословно: «Мария, здравствуйте! У меня на родине есть захоронение солдата 1916 года, и с детства я хотел найти его деревню, узнать с каких он мест, может, узнать о его внуках. Наверняка в те времена, тем более в войну, никто никому ничего не сообщал. Когда я в детстве ходил с моей бабушкой на кладбище, она мне рассказывала, как погиб русский солдат, как его хоронили, и показывала его могилу. Бабушка 1908 года рождения, и тогда ей было 8 лет». Позже Василий прислал фото захоронения этого солдата и таблички на кресте, содержащей сведения о том, кто похоронен на этом месте: Кирилл Вахромеевич Степанов, деревня Заречье Новгородской губернии Кирилловского уезда Вогнейской волости. Дата смер-
ти – 16 сентября 1916 года. По-всему выходило, что это наш земляк, а в названии ошибка: Вогнемской волости, а не Вогнейской. 16 сентября исполнилось 105 лет со дня его смерти!
Как оказалось, Василий несколько лет активно вёл поиски любых зацепок, которые смогли бы вывести его на информацию о солдате Кирилле Степанове, но ошибка на захоронении сбивала его с правильного пути. Попробовав в этом году ещё раз, он вышел на Сергея Геннадьевича Никешина – члена Вологодского землячества в Москве, о котором Василий узнал из информации в социальных сетях об установке доски памяти в деревне Заречье. Тогда Сергей Геннадьевич был инициатором составления родословия деревни, поиска её основателей и выяснения истории образования, создания группы «Заречье». Он и здесь активно подключился к исследованиям в Интернете и поискам вероятных родственников солдата, ведь сам Сергей Геннадьевич практически родом из тех мест, где родился и солдат Степанов.
Но пока шли уточнения родословной Степановых и изучение Интернета, стали раскрываться подробности гибели Кирилла Вахромеевича Степанова, захороненного в селе Божиков Бережанского района Тернопольской области на Украине.
Василий буквально по крупицам собрал всю имеющуюся информацию у односельчан и передал нам эти бесценные сведения. Вот что он поведал: «У нас есть старожилы, которые знают людей, помнящих те далёкие события. Конечно, все сведения о том случае сохранились по рассказам родителей и бабушек. Мне бабушка рассказывала, что где-то за четыре дня до того, как умер солдат Степанов, было затишье на фронте и подняли аэростат. Это был солнечный безветреный день, где-то после обеда. От дома, где жила моя бабушка, было около километра. И тогда видели, что на горе на тросах поднимали аэростат, причём так высоко, как его никогда ещё не поднимали. И тут налетел австрийский самолёт! Он долго кружил и стрелял по аэростату, и после третьего или четвёртого захода поджёг его. Аэростат начали опускать на тросах, он горел и падал. Солдат сидел под аэростатом снизу в специальной корзине. И когда его спустили на землю, он был ещё жив, но очень сильно обгорел. Как я понимаю, это был аэростат корректировки артиллерийского огня, и когда появлялись аэропланы, то аэростаты сразу опускали на землю с помощью тросов. Но, видимо, что-то произошло, и в этот раз его не успели вовремя опустить на землю. Почему именно не успели опустить, бабушка не рассказывала. Она просто сказала, что солдат сильно обгорел и его лицо и руки были очень чёрные, как бы в смоле. Солдата привезли в деревню, и он лежал у кого-то дома, но у кого, точно не помню, хотя бабушка называла фамилию. Это произошло после обеда. Местным жителям сказали, что для лечения раненого нужны топлёное масло, молодая сметана и лекарства. И все люди, кто жил в деревне, у кого что-то было от ожогов, приносили раненому солдату. Моя бабушка тоже носила молоко и сметану и что-то ещё. И когда бабушка пришла на четвёртый день в полевой госпиталь, то врач ей сказал, что солдат умер. Через день его хоронили. Это были события Брусиловского прорыва».
Из Интернета удалось выяснить, что 5-я полевая воздухоплавательная рота была на острие знаменитого Брусиловского наступления в составе Юго-Западного фронта, 7-ой армии, 22-го армейского корпуса. Стали косвенно подтверждаться и другие факты. Из книги «История воздухоплавания и авиации в России» (автор П.Д. Дузь) мы узнаём – «Так, немецкий лётчик Циммерман, действуя в районе Тернополя, сбил 15 змейковых аэростатов, корректировавших огонь русской артиллерии. Он обычно атаковал из-за облаков, сверху. При такой тактике наблюдатель аэростата, прикрытый оболочкой шара, не мог стрелять  вверх. Несмотря на то, что русское военное командование вынуждено было установить возле аэростатов дежурство двух самолётов, вооружённых пулемётами, победить Циммермана не удавалось. Прежде, чем истребители взлетали, Циммерман расстреливал аэростат. Тогда был снаряжён специальный змейковый аэростат, в корзину которого положено около 100 кг динамита и посажено чучело наблюдателя. Подрывной капсюль соединили проводником с индукторной машиной, которая приводилась в действие с земного поста. Аэростат был поднят на 1000 м.  В 6 часов вечера Циммерман атаковал его. В момент, когда немецкий лётчик приблизился на расстояние в 50 м, был приведен в действие индуктор, и шар взорвался. Силою взрывной волны и атакующий самолёт, и лётчик были уничтожены». Вероятно, что одним из пятнадцати был и наш аэростат с рядовым Степановым.
А вот ещё одна интересная подробность: «Принимались меры против гигроскопичности оболочек аэростатов. С этой целью они покрывались снаружи слоем резины с алюминием». Отсюда и ожоги лица авиатора Кирилла, которое, со слов свидетелей, было «как в смоле».
Таким образом, факты подтверждаются: наш земляк действительно участвовал в Брусиловском прорыве и погиб как герой! Конечно, при дальнейшем изучении обстоятельств гибели Кирилла Степанова будут сделаны запросы в Российский государственный военно-исторический архив – реквизиты соответствующих дел 5-й полевой воздухоплавательной роты удалось найти в Интернете. Надеемся получить донесения с передовой и другие материалы (возможно, откроются обстоятельства того боя), уточнить, был ли награждён Кирилл Степанов, с какого он года рождения и тому подобное. Этот запрос мы обязательно сделаем.
Изучая фотографию могилы солдата, Сергей Геннадьевич обратил внимание на то, что хоть и прошло 105 лет, за ней явно ухаживают – трава выкошена, оградка металлическая и окрашивалась, на кресте висит корзинка с цветами! Почему?! И это при том, что в ходе Брусиловского наступления на Юго-Западном фронте погибло около шестидесяти тысяч русских солдат! Внимательно разглядывал крупным планом фотографию таблички с могилы, и вопросов стало ещё больше. Русские буквы исполнены готическим немецким шрифтом! Нанесены, похоже, на куске авиационного дюралюминия – откуда в 1916 году?! И потом, вверху изображён герб – якорь с крыльями – герб морской авиации РФ. А это откуда?! Василия настоятельно попросили ещё раз расспросить односельчан. И без того невероятная история стала ещё более невероятной!
Оказалось, что раньше на могилке стоял дубовый крест. В годы Великой Отечественной войны, в 1942-43 годах, здесь, в глубоком немецком тылу, располагалась германская часть, занимавшаяся ремонтом и восстановлением разбитой техники. По воспоминаниям односельчан один пожилой немец, звали его Август, сказал, что он воевал тут в 1-ю мировую войну (на той стороне, разумеется), был свидетелем развернувшихся здесь событий и хочет «поправить могилу русскому лётчику»! Вероятно, это событие получило среди бойцов с обеих сторон довольно широкую огласку, ведь в те времена аэростатов было не так много. Август методично и скрупулёзно перенёс данные со старой таблички на новую, но уже своим стилем. Также он скопировал и эмблему. А металлическую ограду у захоронения поставили селяне уже где-то в начале 1970-х годов, когда обносили забором кладбище… Невероятно!
В книжке Владимира Семёнова о селе Божиков есть упоминание о могиле солдата Степанова: «У самого же Божикова сохранилась (по крайней мере до 2010 года) огороженная металлическими решётками могила российского солдата Кирилла Вахромеевича Степанова, рядового «1-ой наблюдательной станции 5 пол. воздухоплавательной роты, уроженца села Заречье Вогнейской волости (тут в цитируемом тексте опечатка – Вогнемской, прим. редакции) Кирилловского уезда Новгородской губернии», который «пал смертью храбрых во время работы аэростата от неприятельского снаряда». Рядом уцелели остатки дубового восьмигранного креста другого российского воина. Неподалёку сохранились до начала 2010 года ещё приблизительно 5 малых каменных крестов австрийских воинов этого же периода».
Из этого источника мы узнаём, что в селе Божиков сохранились захоронения воинов Первой мировой войны, но особо отмечен русский солдат Кирилл Степанов, который «пал смертью храбрых». Вероятно, на тот момент дубовый крест не был убран, а стоял «рядом» либо был на другом захоронении. Удивительно, что за могилой русского солдата до сих пор ухаживают и его подвиг живёт в сердцах местных жителей, хотя захоронен там воин российский. Ещё более удивительны интерес к истории этого солдата и настойчивые попытки отыскать его родину и найти родственников!
Тем не менее, остаётся открытым, пожалуй, самый главный вопрос – почему уже пятое поколение жителей Божикова ухаживает за этой могилой? К слову сказать, село Божиково было Австро-Венгрией, Польшей и СССР, а теперь это уже Украина. И осталась интрига с гербом: якорь с крыльями – что это значит? Об этом – в следующем номере газеты.
Подготовила
Мария ГОЛУБЕВА

Показать больше

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

41 − 33 =

Закрыть
Закрыть