Top.Mail.Ru

Будь проклята эта война

«Молодому поколению, и моим внукам в том числе, даже трудно представить, сколько горя и несчастья принесла нашему народу Великая Отечественная война», – считает ветеран из деревни Воробьёво Алёшинского сельского поселения Игорь Самутичев.

«Мне было шесть лет, но тот роковой день –
22 июня 1941 года – почему-то навсегда врезался в память, – вспоминает Игорь Александрович. – Наша семья в ту пору проживала в посёлке Косино. Был выходной день, воскресенье. Рано утром нас разбудил какой-то непонятный гул. Когда мы с сестрой выбежали на крыльцо, то увидели в небе самолёты, которые шли в сторону Белого озера. «Видимо, на Архангельск идут», – объяснила нам мама. Самолёты были наши, однако в моей детской душе надолго сохранилось предчувствие чего-то страшного и зловещего. Не знаю почему, но начало войны у меня ассоциируется именно с пролётом этих военных самолётов.
Так получилось, что мама, Нина Николаевна, воспитывала нас без отца. Мне исполнилось всего три года, когда отца, Александра Андреевича Самутичева, арестовали и осудили по пресловутой 58 статье на 10 лет без права переписки. Известно, что работал отец директором подсобного хозяйства при карьере «Кирилловский». О его судьбе мы узнали лишь в конце 50-х, когда отца посмертно реабилитировали во время хрущёвской «оттепели». Узнали, что в лагере отец работал на строительстве Беломорканала на территории Карелии, там и погиб возле посёлка Сосновец. В 1992 году, когда рассекретили архивы, стало известно, что вся его вина состояла в том, что он был против объединения колхозов. Получается, что за публичное высказывание своего мнения батя лишился жизни. Такие тогда были времена.
Вместе с войной к людям пришло горе, постоянно чувствовалась тревога. Помню, как плакали женщины, провожая своих близких на фронт. Люди с волнением ожидали почтальона: какую весть он принесёт – письмо или казённое извещение – похоронку. И снова плакали женщины, пожалуй, их слёз, выплаканных за всю войну, хватит, чтобы наполнить Волго-Балт.
Постепенно в деревню пришёл голод. В пищу шло всё. Толкли и ели лебеду, головки клевера. Весной мы, ребятишки, копались в земле, на месте, где находились картофельные бурты. Было счастьем отыскать несколько клубней и отнести их домой. Совсем счастьем было, когда в колхозе забивали скотину. Мясо сдавали государству, для себя деревенские жители собирали кровь. Мать приносила её домой и жарила на сковородке, правда происходило это достаточно редко.
Однажды от голода у меня так свело желудок, что зимой босиком, побежал через дорогу, в дом, где проживал мой ровесник, его семья считалась зажиточной. Прошу товарища: «Дай что-нибудь поесть». «Ничего нет», – отвечает он. Обшарили с ним все полки на кухне – нашли только соль. Кушать хотелось так, что я сунул в рот половину чайной ложки соли и побежал обратно домой. В войну голодала не только наша семья, но и все деревенские жители: и те, кого считали побогаче, и те, кто жил победнее.
В 1943 году нашу маму мобилизовали в трудовую армию, старшую сестру отправили в школу фабрично-заводского обучения, ну а нас с младшей сестрой отдали в детский дом. Учреждение находилось в селе Волокославинском, которое прежде называлось Благовещеньем. Здание детского дома располагалось почти напротив участковой больницы. Поначалу нас удивило большое село: много народа, гармонная фабрика, пароходы у пристани. Здесь мы, по крайне мере, не голодали. Правда, бывало так, что на завтрак или ужин давали по два кусочка ржаного хлеба, намазанного маргарином, да чай без сахара, но нам хватало. Здесь я пошёл в первый класс Волокославинской школы и проучился до третьего класса, вместе со всеми встретил долгожданный День Победы.
В 1946 году мама забрала нас из детского дома. Наша семья воссоединилась и переехала жить в Пидьму. Первые послевоенные годы были очень голодными. Однажды мама принесла домой мясо, сварила похлёбку, а мы-то с сестрой подсмотрели, как она за сараем шкурала собаку. Но, как говорится, голод не тётка.
Работала мама на кухне в лагере для военнопленных примерно в десяти километрах от нашего посёлка. Однажды, 1947 году, я пришёл по лесной дороге в этот лагерь. Мама дала мне кусочек хлеба, но накормить, наверное, побоялась: тогда ведь и не за такое сажали. При этом научила: «Иди в столовую, если немцы предложат покушать, то не отказывайся». Пришёл я в столовую, смотрю голодными глазами, а там военнопленные сидят по 8 человек за столами, обедают. Через несколько минут подзывает меня пожилой немец, усаживает на скамейку и пододвигает полную миску каши. Мне уж в ту пору одиннадцать лет было, понимал, что этот немец в наших бойцов стрелял, обидно было очень, в горле комок встал, но кушать-то хочется.
В возрасте 12 лет мать определила меня на работу – пасти частных коров в Пидьме. По современным меркам стадо небольшое – около 40 голов. Столько животных держали жители маленького лесного посёлка. Работа была непростая, потому что пасти приходилось в лесу. Хозяева коров по очереди кормили меня. В этом и был мой основной заработок. Вскоре наша семья переехала в Горицы, где мама устроилась санитаркой в инвалидный дом для ветеранов Великой Отечественной войны. В Горицах я окончил школу, в возрасте 16 лет уехал в Череповец и стал матросом на судах Шекснинского речного пароходства».
Заметим, что И.А. Самутичев воплощает в себе все черты, присущие его поколению, которое мы называем «дети войны». Этот человек патологически трудолюбивый и в свои 85 лет не может сидеть без дела. На своём приусадебном участке он выращивает огурцы, помидоры, картофель, всевозможную зелень и другие овощи, необходимые для жизни. Другой поберёг бы себя, ведь на честно заработанную трудовую пенсию уважаемый ветеран легко смог бы купить все эти продукты. Трудное военное детство наложило свой отпечаток на характер ветерана. Такие люди не привыкли надеяться ни на супермаркеты, ни на государство.
«Люди моего поколения привыкли так жить, – улыбается Игорь Александрович. – Для нас важно иметь запас картофеля и овощей, других продуктов. Если вырастишь всё это своими руками, то ещё и удовольствие. Ну а что пережили в своё время мы, всё наше поколение – не дай Бог никому, однако помнить об этом надо».
Алексей КУЗЬМИН. Фото автора

Показать больше

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть
Закрыть