Top.Mail.Ru

Была и остаётся оптимисткой

28 мая, исполнилось 85 лет замечательной женщине, проживающей в Талицах, Валентине Игнатьевне Кирилловой. Такой длинный жизненный путь наверняка не был усыпан розами, без сомнения, хватало на нём и колючек, и шипов. Но Валентина Игнатьевна по жизни была и остаётся оптимисткой.

В любом деле она ориентир для всех
«С Валентиной Игнатьевной я знакома по общественной работе, – рассказывает её односельчанка Нина Ивановна Головина. – Это очень ответственная женщина, исполнительная, обязательная, человек слова. Несмотря на почтенный возраст, она легка на ногу и выглядит превосходно. К ней всегда можно обратиться за советом и получить исчерпывающий ответ. По натуре она очень скромная и была очень смущена, когда их семью наградили медалью «За любовь и верность». Валентина Игнатьевна – патриот своей Родины и, как ребёнок войны, делится воспоминаниями о той страшной поре с учениками, которые приходят её проведать, и без гостинцев их никогда не отпустит. Старается не пропускать мероприятия патриотической направленности в библиотеке и Доме культуры. А сколько частушек и прибауток она знает! В День пожилых людей она может ещё и сплясать, и потанцевать.
Уже много лет Валентина Игнатьевна идёт по жизни с Богом в душе. Человек она щедрый и всегда в первых рядах участвует в сборе денег на любое полезное дело в своём поселении. По инициативе её мужа и при активном участии супругов Кирилловых на их улице появился памятник фронтовикам деревни Левино, уход за которым после смерти мужа Валентина Игнатьевна взяла на себя. Сбор денег на общественные нужды я всегда начинала с дома Кирилловых, хотя он и не первый в ряду на их улице, потому что остальные односельчане обычно ориентируются на их сумму взноса».

Родом из крепкой трудолюбивой семьи
«Я считаю себя счастливым человеком, – говорит о себе Валентина Игнатьевна. – Во-первых, потому, что папа вернулся живым с Великой Отечественной войны. А до этого он был участником Гражданской и Финской войн. В Великую Отечественную воевал простым красноармейцем, был тяжело ранен в голову: пуля прошла на один сантиметр ниже левого виска и вылетела в правую щёку. Его признали инвалидом первой группы, но через год инвалидность сняли, потому что в колхозе он за год выработал значительно больше трудодней, чем было положено.
Все у нас в семье были добрыми, трудолюбивыми, а в колхозе работали за трудодни. Тогда ведь вплоть до 1961 года денег за работу в колхозе не платили, а на заработанные трудодни давали зерно. Поэтому зимой папа ездил зубить серпы в Вологодский район, где зарабатывал небольшие деньги. Благодаря ему я и смогла уехать к родным в город Иваново, поступила в фармацевтическую школу. Вступительные экзамены сдала хорошо, заработала стипендию. У родных в Сортировочном посёлке пожила недолго, так как на дорогу до города нужны были деньги, а родные тоже жили скромно. В группе ко мне очень хорошо относилась девушка постарше меня возрастом из Сталинграда. Я её жалела, помогала с учёбой. Мамы у неё не было, только папа и брат, денег ей тоже посылали мало. Мы с ней подешёвке нашли квартиру у самой школы.
В первый же семестр я сдала на повышенную стипендию. На зимних каникулах тех, кто хорошо учился, по профсоюзным путёвкам отправили на экскурсию в Ленинград. Во время этой поездки я побывала в пяти театрах. В четырёх испытала огромное удовольствие, а в самом красивом, Мариинском, еле высидела. Ставили оперу «Иван Болотников». Я всё дожидалась, чтобы артисты хоть слово одно сказали, а они только пели и пели. И сама расстроилась, что оказалась таким некультурным человеком.
Фармацевтическую школу окончила с красным дипломом, и меня направили в Московский фармацевтический институт. Но, подсчитав свою кассу, поняла, что Москва не Иваново, здесь всё не по мне, и вернулась домой.

Думала о работе круглые сутки
А уже 21 сентября 1954 года я заступила на работу в Талицкий аптечный пункт I группы. Это значит, что я не только должна была продавать готовый товар, но и сама развешивать порошки, варить инфузы и отвары, делать микстуры и мази и многое другое.
В апреле 1965 года областное аптекоуправление приобрело для Талицкой аптеки специальное помещение, в котором открыли аптеку VI категории. Коллектив состоял из четырёх человек. Кроме меня в него входили мой ассистент, санитарка и сторож. Это были на редкость порядочные люди. Считаю, что годы работы с ними были лучшим временем в моей жизни.
Я очень тепло относилась к больным людям, приходившим в аптеку, жалела их, мне хотелось всем скорее помочь. Когда приходил товар с областного аптечного склада и в нём не оказывалось нужных лекарств, я заказывала их по почте.
Проработав 20 лет в аптечной системе, я вдруг почувствовала, что устала, мне стало трудно постоянно думать только о работе. А иначе было нельзя, ведь, во-первых, аптечное хозяйство – это огромная материальная ответственность, во-вторых, в год две плановых ревизии и одна внезапная отнимали много сил и нервов. Столько всякой мелочи нужно было перевешать, пересчитать, ежедневно заполнить кассовую книгу с абсолютной точностью, опечатать яды. Домой уходила не веря, что рабочий день окончен. Ещё одна трудность: в аптеку стали обращаться наркоманы, приходилось даже призывать на помощь милицию.
И домашних дел было невпроворот: четыре человека постоянно нуждались в моей помощи. Вот почему первой моей покупкой стал велосипед, чтобы можно было быстрее добираться до дома. Отец и свёкор, прошедшие войну, стали часто болеть. Прожив по
82 с половиной года, оба они ушли в мир иной, но ведь у меня на руках было ещё трое детей. Три года с нами проживали обе наших мамы. Моя мама дожила почти до 90 лет, а мать мужа одной недели не дожила до 91 года. Какие они обе были труженицы! Обе могли всё сделать по хозяйству, вязали, плели кружева, умели шить. Мама Соня – та всё больше для себя, а моя мама шила даже учителям. В баню мам зимой мы возили на санях, летом – на коляске. А когда они стали совсем старенькие, мыли дома. А в хозяйстве ещё была корова и всякая домашняя мелочь. И все требовали к себе внимания и заботы. Когда муж был дома, он во всём мне помогал и относился к родителям очень хорошо.
И вот однажды ночью мне стало плохо. Проснулась от того, что мне не хватает воздуха. Выходила в коридор, чтобы подышать. К врачам не обращалась, неудобно как-то было. Пила успокоительные капли, а в кармане всегда с собой был нитроглицерин. Короче, поняла, что мне больше не потянуть заведование аптекой. К тому времени в больнице как раз освободилось место лаборанта. Я обратилась к врачу, в то время у нас работал Рубен Блажевич, с просьбой взять меня на работу. Он уладил это дело с облздравотделом, и я ещё 20 лет отработала в больнице лаборантом и физиомедсестрой.
Жизнь стала поспокойней, я начала больше внимания уделять здоровью: делала упражнения, обтиралась ежедневно до пояса тёплой водой. И моё здоровье постепенно восстановилось. Нагрузка на новой работе не шла ни в какое сравнение с прежней.

Хороший муж – это большое счастье
Во-вторых, моим счастьем был мой муж. Когда мы с ним познакомились, мне было всего 19 лет, ему – 24 года. Год ухаживал он за мной и стал звать замуж, но я ещё не нагулялась: уж очень любила веселиться и плясать. Николай терпеливо ждал, ходил ради меня в клуб. И даже если был допоздна на смене, а я ходила в клуб одна, он обязательно заходил за мной, провожал до дома. Он всегда аккуратно одевался, играл на гармошке вальсы и фокстроты, русскую пляску и «хулиганского».
Николай обладал добродушным характером и большим чувством юмора, поэтому наша семейная жизнь складывалась благополучно. Ведь доброта и взаимоуважение – главные постулаты в семейной жизни. Муж был трудолюбивее и умнее меня, но всегда советовался со мной и прислушивался к моему мнению. Он никогда не курил, не сквернословил. Выпивать случалось, но только изредка. А после выхода на пенсию в 1991 году Николай вообще пил только сок и прожил почти до 90 лет. Вместе в мире и согласии мы прожили почти 65 лет, причём последние 15 лет спокойно и без суеты.
Восемь лет назад муж стал умолять меня заняться организацией памятника участникам Великой Отечественной войны деревни Левино. Я сказала: «Колюшка, нам это дело не потянуть, мы живём трудно и люди не лучше». Но пришло время, мы поделились своей мечтой с Ниной Ивановной Головиной, та, в свою очередь, с бывшей главой Талицкого поселения Еленой Викторовной Приваловой, которая и дала нам добро. Всё получилось удивительно быстро: бросили клич, собрали людей на сход, назначили кассиром Маргариту Степановну Кириллову и стали собирать деньги. Люди очень быстро откликнулись на это благое дело, и вот уже стоит наш скромный памятник фронтовикам посреди деревни у самой дороги. Муж был очень доволен.
Уже в очень солидном возрасте ему придумалось поработать физически. Нам тогда дрова не довезли до самого дома: тракторная тележка на ухабе кувырнулась немного на бок, чурбаки рассыпались. Сын порешил расколоть их на месте, чтобы потом перевезти их к дому мотоблоком. А муж, никому ничего не говоря, пошёл туда сам. Он расколол десять чурбаков, вернулся домой и сказал мне: «Я умираю». Я сделала ему укол и сняла сердечный приступ.
Потом делали уборку возле памятника. Набросали в тачку песку, камней. Я побежала домой за граблями. Пока я бегала, он надумал отвезти тяжеленную тачку. Довёз до места нормально, а как стал кувыркать, чтобы высыпать груз, сделалось плохо. У меня всегда наготове нитроглицерин, спасла его и в этот раз. А сама подумала: «Обойдётся ли всё так же на третий раз?»
Потом муж задумал сделать в баню новую крепкую табуретку. Сын наказал отцу ничего без него не делать. Так ведь Николай не утерпел. И почти сделал табуретку, осталось в ней что-то просверлить или продолбить. Ну и случилось: ему опять сделалось плохо. Упало давление, пульс нитевидный. Вызвали доктора. Пока готовили капельницу, давление у мужа совсем упало. Он поднялся с кровати на ноги, словно что-то хотел сказать. Я спросила: «Колюша, ты хочешь чего-то сказать?» Он широко улыбнулся, кивнул головой и закрыл глаза. Фельдшер Людмила Борисовна сказала: «Пульса нет…» Вот так и ушёл в мир иной дорогой мой человек. Я благодарю Господа за мою судьбу, за то что дал мне в мужья человека, который всем желал только добра, очень радовался успехам других людей и тому, что в селе строятся новые дома.
Я довольна тем, как сложилась моя жизнь. Была она простой и сложной, интересной и обычной. Рада, что во мне живёт неравнодушие и любовь к людям. Я нуждаюсь в таком же общении. И, мне кажется, что люди отвечают мне взаимностью».

В авторитете у всего населения
«Валентину Игнатьевну Кириллову я знаю с 1976 года, – сообщил главный врач Талицкой участковой больницы Виктор Васильевич Арефьев. – Она работала под моим руководством клиническим лаборантом и физиомедсестрой до выхода на пенсию в 1991 году. Отличалась добросовестным и скрупулёзным отношением к работе, пользовалась абсолютным авторитетом у всего населения и коллег, много лет возглавляла профсоюзный комитет участковой больницы. Вспоминается такой эпизод: в Талицы с деловым визитом приехал первый секретарь обкома Анатолий Семёнович Дрыгин и внезапно ему потребовалась медицинская помощь. Валентина Игнатьевна не спасовала перед высоким гостем, поставила ему укол и сделала электрофорез на больной сустав. И всё это ловко, качественно и без проволочек. Боль отпустила, и Анатолий Семёнович тепло поблагодарил свою спасительницу. Поздравляю Валентину Игнатьевну с юбилеем, желаю крепкого здоровья и оставаться такой же оптимисткой по жизни».
Уверена, к поздравлению и пожеланию Виктора Васильевича в эти майские дни присоединятся все жители дружной Талицкой сторонки, ведь Валентина Игнатьевна Кириллова всеми своими почтенными и достойно прожитыми годами заслужила любовь и уважение земляков. Многие лета Вам, уважаемая Валентина Игнатьевна!
Татьяна ПОГОДИНА

Показать больше

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Посмотреть также

Закрыть
Закрыть
Закрыть