Top.Mail.Ru

А.А. Клеков: «Наш коллектив нацелен на результат»

Несмотря на объективные трудности, надой молока в расчёте
на одну корову с начала текущего года вырос на 500 килограммов.

СХПК «Ильюшинский» ведёт свою деятельность на территории Кирилловского и Вологодского районов. В штате сельхозпредприятия 170 работников. Специализация – молочное животноводство,
в хозяйстве содержится 1400 коров.
По окончании текущего года ожидается надой на одну корову на уровне 9450 килограммов, валовое производство молока – 13 тысяч тонн.

Об итогах работы за прошедший полевой сезон и проблемах сельскохозяйственной отрасли мы беседуем с руководителем хозяйства Андреем Александровичем Клековым.
– Прошедший полевой сезон снова оказался неблагоприятным для сельского хозяйства. Каким образом вам удалось выйти из этого сложного положения?
– Несмотря на трудности, продолжаем зяблевую вспашку. Вчера двойной тягой вспахали 10 гектаров, спалили более 300 литров горючего, изорвали несколько тросов. Надеялись, что будет подмораживать и станет немного суше, а здесь чуть ли не лето снова начинается. В прошлом году в аналогичной ситуации не смогли вспахать зябь, у нас выбыло из сельхозоборота более 500 гектаров земли. Поэтому нынешней осенью достали все старые плуги, купили новый за четыре миллиона рублей. Худо-бедно 1600 гектаров удалось вспахать, осталось ещё 400 гектаров, продолжаем работать, пока это будет возможно. Планы по производству кормов оказались невыполненными, не добрали зелёной массы порядка 4–5 тысяч тонн. На то есть объективные причины, в первую очередь они связаны с погодными условиями. У нас были беспокровно посеяны 500 гектаров трав, надеялись взять там по одному, а то и по два укоса. В итоге из-за переувлажнённости почвы не заехали туда ни разу. Поэтому пришлось побираться у соседей. Заготовляли зелёную массу в Николоторжском, Новленском, косили Нефёдовские поля. На зимовку сочными кормами себя обеспечили. Ввиду того, что посевной клин в текущем году из-за погодных условий был уменьшен до 770 гектаров против 1900 в прежние годы, фуражным зерном мы себя не обеспечили. Зато увеличили посевные площади рапса. Второй год занимаемся этой культурой и результаты нас радуют. Нынче убрали 200 гектаров рапса и 400 тонн семян в склад положили. Чтобы иметь такую же рентабельность на зерне при сегодняшних ценах, необходимо иметь урожайность 50–60 центнеров с гектара. В текущем году средняя урожайность зерновых культур составила 24,6 центнера с гектара в амбарном весе. Недобор зерна составил 600 тонн. В планах на будущий год – вернуть всё, как было до последних неурожайных лет: это посевной клин 1900–2000 гектаров, из них 250 гектаров – рапс, остальное – зерновые культуры.
– Вырастить рапс не так просто, тем не менее вы второй год занимаетесь этим делом. Поделитесь опытом возделывания этой культуры.
– Возможно, рапс станет приоритетной культурой всей нашей растениеводческой отрасли. Безусловно, главной задачей растениеводства остаётся производство кормов для животноводства. Что касается сильных кормов, то зерно на рынке есть всегда и мы можем его приобрести. В таком случае вполне логично заняться той культурой, которая приносит наибольший доход. На сегодняшний день это рапс. Особенности возделывания этой культуры заключаются в том, что в один прекрасный момент рапс становится очень привлекателен для насекомых-вредителей. Необходимость борьбы с ними влечёт за собой химическую обработку. Надо быть готовым очень быстро, в кратчайший промежуток времени обработать всю посеянную площадь. Счёт там идёт на часы, поэтому необходимо располагать хорошим парком опрыскивателей. Обработку иногда необходимо повторить уже через два дня на третий. Так, в прошлом году нам пришлось проводить пятиразовую обработку площадей. В нынешнем году посевы обрабатывали по два, а местами – по три раза. Стоит подчеркнуть, что вблизи мест, где находятся пасеки пчеловодов, о рапсе надо забыть. Примечательно, что технология возделывания рапса ничем не отличается от выращивания зерновых культур. Сеем теми же сеялками, убираем обычными зерновыми комбайнами, сушим на тех же сушилках. Кроме того, рапс – очень хороший предшественник, своей корневой системой он разрыхляет почву, как и клевер, накапливает в ней азот. Конечно, мы не намерены засеять сразу тысячу гектаров, площадь этой культуры планируем увеличивать постепенно: в будущем году на пятьдесят гектаров, а когда будем к этому готовы – ещё на пятьдесят.
– В последние годы в вашем хозяйстве активно используются доильные роботы. Оправдывает ли себя эта современная технология?
– Стандартная дойка «Карусель» в настоящее время стоит около 600 тысяч евро. За те же деньги возможно приобрести 4–5 доильных роботов. При этом пять роботов будут обслуживать 300 коров, ну а «Карусель» – полторы тысячи. Так что финансовые затраты здесь несоизмеримы. При строительстве новых ферм ориентируемся на кадровый потенциал, который имеется в округе. Роботизированное доение у нас внедрено на фермах в Колкаче и Жуково. К примеру, в Колкаче кадровый потенциал 10–12 человек. Какой здесь может быть доильный зал или «Карусель», если некому работать? Построили там новую ферму, установили двух роботов. Общее количество коров увеличилось на 120 голов, количество работников – на одного человека. В принципе, доильные роботы больше подходят для фермерских хозяйств, где небольшое стадо в 100–200 коров. Для большого стада поневоле задумаешься, а нужны ли здесь такие технологии? Хорошо, что они есть, в каждом хозяйстве имеется возможность выбора. Мы обратили внимание на роботов в первую очередь по причине нехватки кадров квалифицированных мастеров машинного доения.
– В Кирилловском районе имеются немалые площади мелиорированных земель. Вправе ли мы ожидать, что туда придут инвесторы и эти сельскохозяйственные земли будут запущены в оборот?
– В нынешних экономических условиях – однозначно нет. Сегодня у нас на машинном дворе разгружается новый трактор, а стоит он
20 миллионов рублей. Голым трактором обрабатывать землю невозможно, нужен плуг – ещё 7 миллионов, посевной агрегат – 14, прицеп – 5 миллионов рублей, да ещё культиватор. В итоге требуется под 50 миллионов вложений. Во-первых, надо где-то взять эти средства, а во-вторых, чтобы эти капиталовложения начали приносить прибыль. При таком уровне затрат и сегодняшней стоимости кредитных ресурсов рассчитывать на прибыль, тем более в ближайшее время, невозможно.
– Основной целью любого производства является получение прибыли. В сельском хозяйстве складывается парадоксальная ситуация: за последние годы значительно выросла производительность труда, в разы увеличилось производство продукции. Но серьёзной прибыли как не было, так и нет. Почему для того, чтобы что-то купить или построить, руководители даже успешных хозяйств области вынуждены использовать заёмные ресурсы?
– Да, это правда. К примеру, в прошлом 2019 году мы увеличили валовое производство молока на тысячу тонн. Казалось бы, от реализации такого количества продукции должны были получить немалый доход и, конечно, строили планы, как потратить эти заработанные деньги. Однако в итоге получилось так, что все вырученные от продажи тысячи тонн молока средства мы не в свой карман положили, а вынуждены были раздать своим партнёрам. Сказали: «Возьмите ребята, живите. Россия – страна большая, и в ней всем жить надо». Так что всё раздали нашим «друзьям» и партнёрам. Своя прибыль как была годом ранее, так и осталась примерно на том же уровне. Вот у меня список поставщиков, с которыми мы постоянно работаем, покупаем всё, что необходимо для нашего производства. Таковых более двухсот, ситуация такая, что большинству из них мы всё время что-то должны. Эти наши партнёры–продавцы постоянно повышают цены, независимо от того, объективны они или нет. Здесь принцип такой: хочу за свой товар столько и точка. Конечно, мы пытаемся найти альтернативу, специальный человек у нас занимается этим делом. Однако в полной мере противостоять вот такому диктату цен мы не можем. Давно поднимаем вопрос: почему же ценообразование в нашей стране не контролируется? Ответа на него никто не даёт. К примеру, в целом по стране в этом году собран неплохой урожай зерновых культур. Кто объяснит, почему, при полных закромах кормовое зерно сегодня стоит в два раза дороже, чем три месяца назад, когда уборка была не закончена? Почему жмыхи стоят на 70% дороже, чем осенью прошлого года? Я уж не говорю о солярке, которая стоит 55 рублей за литр. Когда-то мы думали о том, что дикий капитализм завершится, наступит стабильность в экономике и можно будет уверенно планировать развитие своего производства. Однако реального улучшения в этом направлении не происходит. Не знаю, может быть в этом судьба нашего сельского хозяйства. Такое чувство, что кто-то там наверху держит руку на пульсе, оценивает наш уровень жизни и выше какой-то определённой планки подняться не даёт. Обычно по окончании сезона полевых работ строим планы на будущий год: здесь увеличим производство молока, там дополнительно заработаем. Планируем, что будем покупать или строить на эти деньги. Когда дело доходит до реалий – как будто всё спускается в дырявые карманы. Для того, чтобы развивать производство, снова приходится идти в банк и оформлять кредит, а потом мучительно его возвращать. И так на протяжении многих лет. Да, согласен, что это несправедливо, но по-другому, к сожалению, не получается.
– Во всём мире сельское хозяйство является дотационной отраслью. Устраивает ли вас уровень этой поддержки, которую оказывает государство?
– Уровень государственной поддержки сельского хозяйства оставляет желать лучшего. К примеру, немецкий фермер при помощи своего государства может запросто приобрести двух доильных роботов. Для них это дело обыденное. Для нас аналогичная покупка – целое событие, да ещё лет пять кредит за неё выплачивать придётся. Там покупает один человек, а у нас целый колхоз, да ещё и с натугой. Такая вот разница в уровне поддержки сельского хозяйства у них и у нас. При этом считаю, что на областном уровне механизм субсидирования отработан достаточно неплохо. По крайней мере, по справедливости распределения региональных субсидий никаких замечаний нет. Хотя по размеру субсидий вопросы остались. Так, по программе «Развитие агропромышленного комплекса и потребительского рынка Вологодской области на 2013–2020 годы» наблюдается ежегодное недофинансирование. Однако в целом на область грех жаловаться, если хочешь купить технику или что-то построить, то есть возможность просубсидировать часть затрат из бюджета. Практически по всем направлениям, даже при покупке доильных роботов, можно получить поддержку от государства. В федеральные программы попасть чрезвычайно сложно, как правило, туда входят крупные агрохолдинги. За последние три года ни одно хозяйство из нашей области в федеральные проекты войти не может, видимо, мелковаты мы для этих программ. В то же время недавние события показали, что деньги в стране есть. Остаётся загадкой: почему же их не пустили в дело в прежние, более «жирные» для экономики годы. Ведь можно было обновить или заново отстроить всю инфраструктуру села. Хозяйствам, у которых имеется перспектива, могли выдать долгосрочные беспроцентные ссуды. Безусловно, мы бы возвратили эти деньги в течение 10–15 лет и, конечно, на новый уровень подняли наше производство. В этом случае можно было бы и о кадрах не думать, и были бы решены многие сельские проблемы.
Алексей КУЗЬМИН
Фото автора

Показать больше

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть
Закрыть