Top.Mail.Ru

Смелого пуля боится

Ирина очень похожа на отца. Владислав Васильевич хотел сына, но в семье одна за другой появились три девочки – Вера, Таня и Ира. Может быть, поэтому младшую дочь Ирину
он всюду брал с собой и воспитывал, как мальчишку. Но это случится гораздо позже, потому что сначала была война. Страшная и кровопролитная – Великая Отечественная.

Владислав Петров родился в Кириллове 4 марта 1925 года. Он рос крепким, спортивным парнем, старательно учился, увлекался чтением книг, беззаветно любил свой кирилловский край. Ему было шестнадцать, когда грянула Великая Отечественная война, и в том же году он ушёл на фронт добровольцем.
Призывался Владислав Васильевич из родного города, из Кирилловского военкомата. Естественно, в таком возрасте его не могли отправить сразу на передовую, хоть он и рвался туда всей душой. А ещё его душа с детства лежала к технике. Может, поэтому его первой военной специальностью стала должность водителя-механика танка.
На фронт он попал только в феврале 1943 года, накануне своего восемнадцатилетия. Но об этом времени его дочери Ирине ничего не известно. Сведения, которые ей удалось почерпнуть из военных архивов, касаются только последних лет войны. В 1944 году Владислав Васильевич продолжил боевой путь в составе 371 стрелкового полка 130 стрелковой дивизии I Белорусского фронта. Его фронтовая судьба, как свидетельствуют документы, пролегала через Ростов-на-Дону, Винницу, Львов, Брест, Гродно, Познань и дальше, вплоть до победного мая 1945 года. Победу он встретил в самом логове врага, был награждён медалью «За взятие Берлина».
– У нас с папой были очень доверительные отношения, – вспоминает Ирина Владиславовна Серова (Петрова). – Он мне много рассказывал про войну. Правда, не ахти каким был рассказчиком, да и у меня с годами некоторые детали стёрлись из памяти. Я была очень рада, когда его правнучка череповчанка Вероника занялась восстановлением памяти о своём героическом дедушке, и из различных инстанций нам начали приходить документы, что его рассказы подтверждались документально. Например, папа рассказывал, что орден Красной Звезды он получил за то, что взял в плен важного «языка» – немецкого офицера-штабиста, который выдал нашему командованию полезные сведения о противнике.
Молодой боец Петров и сам не ожидал от себя такой прыти, он позже признавался дочери, что перепугался чуть не до смерти, когда скрутил врага, но начатое дело довёл до конца: на адреналине доставил ценного «языка» в штаб полка и получил благодарность от командования. В наградном документе так рассказывается о том, за что Владислав Васильевич удостоился такой высокой награды: «24 июня 1944 года при прорыве обороны противника красноармеец Петров первым поднялся в атаку и с криком «Ура! Товарищи, за мной!» ворвался в траншеи противника. В рукопашном бою уничтожил двух немцев, одного взял в плен. 26 июня при форсировании реки Тремля разведал место формирования и, увлекая за собой товарищей, бросился через реку вплавь. Достигнув берега, вступил в бой с противником, уничтожив при этом трёх немцев. 27 июня при уничтожении вооружённой группировки противника в районе села Медуково, находясь в запасе, сам лично убил трёх немцев и одного офицера. За эти подвиги красноармеец Владислав Васильевич Петров удостоен высокой правительственной награды ордена Красной Звезды».
В июне 1944 года стрелок третьего стрелкового батальона красноармеец Владислав Васильевич Петров успел отличиться ещё раз. В бою за высоту 135.4 юго-западнее села Селище Озарического района Полесской области, продвигаясь вперёд по пояс в воде под непрерывным огнём противника, он выстрелами из своей винтовки уничтожил вражеский ручной пулемёт с его расчётом, за что был представлен к награждению медалью «За отвагу». Владислав Васильевич показал себя на войне человеком смелым, находчивым и отважным. Не зря говорят, что смелого пуля боится, храброго штык не берёт: пройдя через всю войну, Владислав Васильевич не получил ни одной царапины!
Да и в победном 1945 году для Владислава Васильевича война не закончилась, он служил в Красной армии ещё целых три года. А вернувшись на родину, выбрал себе по душе подругу жизни и в 1950 году женился. Стремясь обеспечить достаток своей растущей год от года семье, он брался за любую работу: был кочегаром, грузчиком, да кем он только не был! А последние лет двадцать, когда в Кириллов начала приходить техника, он работал водителем в автотранспортном предприятии, в заготльне.
– Папа возил грузы, а я, поскольку росла пацанкой, всюду путешествовала с ним. В дороге он мне про войну и рассказывал. Отцом он был строгим, сестёр моих, признаться, случалось, даже наказывал ремнём. А меня никогда даже пальцем не трогал. Я была самая младшая и самая, наверное, любимая. И я отвечала ему сильной привязанностью. Даже окончив медучилище, ездила с ним в рейсы. Так и выросла рядом с ним среди мужиков-водителей.
Владислав Васильевич очень любил свою семью, внимательно и нежно относился к жене, называл её только Галина Александровна или Галюшка. Жена для него была, словно свет в окошке, лучше её для него и не было никого и никогда.
– Мы все очень гордимся своим отцом и дедом! Папа у нас и на войне себя не посрамил, и в мирной жизни был очень работящим, – вспоминает Ирина Владиславовна. – В пять утра он обычно уже занимался делами в огороде или возле дома. Отец никогда не сидел без дела и всюду таскал за собой меня. За грибами в лес брал меня ещё совсем маленькой. На полянку посадит, скажет: «Сиди тут и никуда не уходи», – а сам грибы собирает. Я реву, мне страшно, что папа ушёл. Он всех трёх дочек очень любил, хоть и хотел сына. Вместо сына у него была, видимо, я. На лодке мы с ним ездили, он научил меня управлять лодочным мотором и машиной-«газиком». Я в электрике разбираюсь, могу сама проводку дома сменить. Папа мне разбирал розетку и говорил: «Давай, собирай!» – и я собирала. Потом так же учила всему своего сына и даже мотоцикл с ним чинила! Обычно всю мужскую работу по дому я делаю сама, и всё благодаря отцу.
Владислав Васильевич был заядлым рыбаком, вода была его стихией. Он тонул не единожды и один, и с пассажирами, но каждый раз всё обходилось: и сам выплывал, и пассажиров спасал, и лодку. Тем не менее всегда говорил: «Я умру на воде». И напророчил: трагически погиб в День рыбака 8 июля 1979 года. Люди видели, как в канале на Поздышке он на полном ходу врезался в береговое ограждение, выпал из лодки и ударился виском о сваю. Поскольку Владислав Васильевич умел виртуозно управлять лодкой, родные предполагают, что ему внезапно стало плохо и он умер прямо за рулём. Его сразу вытащили на берег, в лёгких воды не было, рана на виске не стала причиной гибели, по свидетельству Ирины (а она дипломированный медик, разбирается в этом), у него даже крови не было. Видимо, просто не выдержало сердце: оно не раз подводило бывшего солдата и раньше, такое случалось на глазах дочери. Ему было всего 54 года.
С тех пор минуло чуть больше сорока лет. Недавно Ирина поменяла памятник на могиле отца: пришло время. Она сделала это, как положено воспитанной и благодарной дочери, но всё же слегка недоумевает, почему в стране существует такая дискриминация: участникам Великой Отечественной войны, умершим после 90-го года, ставятся памятники за государственный счёт, а тем, кто ушёл из жизни раньше этого срока, такая честь не положена?
Татьяна ПОГОДИНА
Фото из семейного альбома Серовых

Показать больше

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Посмотреть также

Закрыть
Закрыть
Закрыть