Top.Mail.Ru

С ностальгией вспоминаю годы службы

Куда бы ни бросала меня милицейская судьба и приказы руководства – в Кадуй, в Верховажье, в Междуречье, – я на всех должностях честно служил родной Вологодчине.

Всегда с уважением и пониманием относился к своим подчинённым, старался со всеми поддерживать ровные отношения. Но субординацию соблюдал и от подчинённых требовал того же. То же самое касалось и дисциплины: начальником я был строгим и требовательным. Помню, однажды вхожу в дежурку и вижу: дежурный милиционер спит на посту. Я незаметно разоружил его и унёс с собой пистолет. Скандал, конечно, мог получиться страшный. Проснувшись и схватившись за кобуру, милиционер перепугался не на шутку: потеря оружия грозила ему трибуналом. Однако я не стал выносить сор из избы, а, вызвав провинившегося к себе, отчитал его, как следует, нарисовал ему все жуткие картины, что могло бы случиться, если б его табельное оружие попало в руки преступных элементов, и вернул пистолет парню. Думаю, что этот урок он запомнил на всю оставшуюся жизнь. Впрочем, я и сам по молодости иногда позволял себе расслабиться.
Добрым словом всегда вспоминаю помощника дежурного Кадуйского РОВД старшину Громова – умного, смекалистого мужика, настоящего милиционера, на которого можно было во всём положиться. Суточный наряд у нас состоял из пяти человек: дежурный РОВД, его помощник, милиционер, водитель и фельдшер медвытрезвителя. Если всё было тихо, то после полуночи мы могли себе позволить немного расслабиться: устроить ужин, предварительно посетив винзавод или сбегав на станцию к знакомому железнодорожнику, сопровождавшему цистерны с креплёным вином с юга, у которого всегда в бурдюке было в запасе доброе южное вино. Вино мы заливали в чайники и прятали их в дежурке под диваном. Иногда в дежурку заглядывал начальник РОВД и располагался на этом диване, не подозревая, что сидит на нашем «горючем». А мы понимающе переглядывались, незаметно подмигивали друг другу и усмехались. Но, надо признать, в пьянку свои дежурства мы никогда не превращали, выпивали понемногу, для бодрости и настроения. Всё-таки понимали, что головы терять, случись что, не имеем права, и дежурства всегда сдавали чётко.
А случалось в моей милицейской судьбе всякое. Приходилось сталкиваться и с поножовщиной, и с незаконным хранением и использованием огнестрельного оружия, и с разбоем, и с банальным воровством. Как-то поступил в милицию сигнал из района: молодёжь, позд-но вечером возвращавшаяся с танцев, увидела, что в сельском магазине горит свет и двое мужиков поспешно складывают в мешки товар. Ребята заметили, что дверь взломана, и поняли, что дело неладно. Они захлопнули дверь и надёжно подпёрли её снаружи и с ближайшего телефона позвонили в милицию. Воришки оказались в ловушке, потому что окна магазина были зарешечены. Злоумышленников, а ими оказались вологодские «гастролёры», мы взяли с поличным, как говорится, без шума и пыли. Защёлкнув на их руках браслеты наручников, доставили их в сельский Совет, допросили и оформили, как положено. На дворе уже была глубокая ночь, когда мы закончили свою работу. Вижу, сотрудников моих уже вовсю клонит в сон, прикимарили и воришки. Мне жалко стало своих ребят, я дал им команду отдыхать, а сам стал всех охранять.
Позже за проявленную бдительность и содействие в раскрытии кражи я поощрил молодых граждан, и все остались довольны друг другом. Сотрудники милиции в работе всегда опирались на поддержку сознательных масс, это помогало в более качественном и оперативном раскрытии преступлений.
Вспоминать можно много, каждый день милицейской службы преподносил свои сюрпризы. Помню, в 1982 году я проходил переподготовку в Ташкенте. Тогда как раз шла война в Афганистане, и милицейские оперативные кадры посылали в Афган для укрепления работы царандоев – афганских органов внутренних дел. Я ростом и внешностью не вышел, поэтому в Афган не попал. Зато помню, как утром казарма вдруг заходила ходуном, задрожала кровать, закачались люстры под потолком. Мои сослуживцы вскочили с постелей, некоторые даже начали выпрыгивать из окон. Оказалось, началось землетрясение. А я воспринял случившееся спокойно и даже не удивился, потому что в 1968 году, во время учёбы в школе МВД, побывал фактически в эпицентре страшного землетрясения в Ташкенте. Это землетрясение было слабым и недолгим, а тогдашнее было настолько сильным, что привело к множеству жертв и разрушений, вся страна содействовала Узбекистану в восстановлении города. Мы, тогда ещё молодые милиционеры, помогали узбекским коллегам в охране правопорядка. К нам относились с большим уважением, возили в гости в богатые узбекские хозяйства и угощали вкусными национальными блюдами.
Сейчас, когда по состоянию здоровья моя жизнь ограничена стенами спальни, я с ностальгией вспоминаю годы своей службы. Мне очень нравится сериал «Глухарь» (16+), рассказывающий про милицейские будни. Это очень правдивый фильм, в нём показана ментовская жизнь такой, какая она есть на самом деле, и никакие приказы и запреты не сделают её другой.

А. ТАТАУРОВ,
ветеран МВД в отставке
Фото из открытых источников

Показать больше

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть
Закрыть