Top.Mail.Ru

Дай Бог всем так коротать свою старость

В Кириллове, на самой окраине улицы Лелекова,
в стареньком, барачного типа домике скромно живёт семья Нестеровых. Дети у Нестеровых уже выросли
и стали самостоятельными, а с Александром Анатольевичем и Ириной Каримовной коротает
свой долгий земной век мама Александра – Валентина Михайловна. В марте она отметила свой почтенный день рождения: ей исполнилось 87 лет.

При встрече со мной пожилая женщина так разволновалась, что не смогла заставить себя вымолвить хотя бы слово. И тогда на выручку пришёл её сын Александр. Совместными усилиями мы и связали воедино все жизненные узелки в судьбе Валентины Михайловны Нестеровой.
Родилась она в деревне Каргач Мигачёвского сельсовета в семье колхозников Упаковых, всего их у родителей было пятеро. Отец умер ещё до войны. Когда Валина мама овдовела, младшему тогда было полтора года, старшей – двенадцать лет.
– Вот всю войну их наша бабушка и тащила на себе одна, как могла, – с сочувствием говорит Александр Анатольевич.
Поучиться Валентине почти не пришлось: удалось окончить всего три класса.
– Потому что ходить было не в чём, – опять поясняет Александр. – Жили они очень бедно, ни обутки, ни одежды не было, совершенно не в чём было в люди выйти.
Сегодня из пятерых братьев и сестёр у Валентины Михайловны осталась в живых только сестра Людмила, которая живёт в Мурманске. Ей исполнилось девяносто лет. Людмила смогла окончить семилетку и выучиться на воспитателя в Сокольском дошкольном педучилище. Остальные дети учились как попало, по свидетельству Александра, и хорошего образования получить не смогли: слишком трудное время выпало на их долю.
– Моя мать пошла работать уже лет с двенадцати, – рассказывает Александр Анатольевич. – Сначала работала на овчарне, а поскольку с таких лет уже могла запрягать лошадь, вскоре её определили возить молоко в Мигачёво.
Всю войну наравне со взрослыми работала юная Валентина в колхозе на разных работах. Никто не делал ей скидки на возраст: в военные годы дети взрослели быстро. А после войны Валентину мобилизовали на лесозаготовки, и в пятнадцать-шестнадцать лет она уже рубила в Ниловицах, на Власове и в Юмпаше лес, орудуя топором, как заправский лесоруб. Работали в лесу в основном женщины, двухметровые древесные кряжи им приходилось перетаскивать на себе. Вместе с Зоей Ивановной Горевой, которая, правда, была на два года постарше, Валентина упрямо справлялась с этой тяжёлой работой, которая, наверное, не всякому и мужику под силу.
– У меня это просто удивление вызывает, – с возмущением рассуждает Александр Анатольевич. – По норме им нужно было десять кубометров двухметровки нарубить за день да ещё и в штабель сложить! Это же представить только, насколько это адский труд! Вот она три зимы в лесу и гробила своё здоровье. А потом всю жизнь, до самой пенсии, работала на ферме: то дояркой, то телятницей. Вспоминала, как тяжело пережили голод в 1948 году, когда ели траву, кору, мёрзлый картофель и не чаяли, что выживут. Она и теперь, как начинает вспоминать те годы, так сразу плачет.
Мужем ей стал Анатолий Павлович Нестеров, хороший, но бедный парень из соседней деревни. Сам он был родом со стороны села Крохино и, как все жители того края, попал под переселение в связи со строительством Волго-Балта и затоплением. Ему было всего 24 года, но он в одиночку весь дом разобрал, сплотил в гонку и перегнал по реке в Горицы.
– Жили мы очень бедно, даже я это помню, хоть и совсем маленький тогда был, – рассказывает Александр Анатольевич. – Надо дом ставить, а где денег на строительство взять? Мы долго жили в старенькой зимовке, которая досталась моим родителям ещё от отца моей матери. Жить-то родителям негде было, он и отдал им старую зимовку. Такую старую, что летом, было, просыпаешься и видишь, как солнышко сквозь крышу светит. Помню, как отец дом строил, как я совсем маленький ходил с ним дранку драть, чтобы крышу покрыть.
Отец поставил-таки дом – большой, просторный, с расчётом, чтобы всей семье хватило. Он мечтал, что семья у него будет большой, но в 37 лет скоропостижно скончался, оставив после себя только одного сына-наследника.
Вот так и остались на белом свете вдвоём Александр с матерью. Сын рос послушным, усердно учился, проблем никому не доставлял, а наоборот, старался быть матери во всём опорой. Маленькая семья Нестеровых жила небогато, дружно справлялась со всеми жизненными проблемами и тяготами. После окончания школы Александр выучился на агронома и сознательно связал свою жизнь с сельским хозяйством родного района.
– Работал я в колхозе «Россия», в совхозе «Горицком», на машинно-тракторной станции, был агрономом, бригадиром. Хорошим был бригадиром, так все говорили, – без ложной скромности, посмеиваясь, заверяет Александр Анатольевич. – Кстати, группа женщин, которые сейчас занимаются благоустройством города, – это мои рабочие из суховерховской бригады. Совхоз развалился, вот они и пошли работать на городское хозяйство, жить-то на что-то надо. Они шутят теперь: «Вот мы уйдём, так и город мести некому будет».
Сам Александр Анатольевич по состоянию здоровья сейчас находится на инвалидности. В какой-то мере это плюс, потому что жена у него ещё работает, а он присматривает за пожилой мамой, которая уже требует к себе постоянного внимания. Так что Валентине Михайловне повезло, живёт она в неге и заботе, сын с невесткой к ней очень тепло относятся.
А какая она богатая бабушка: у Валентины Михайловны три взрослых внука и четверо правнуков! Старший внук Александр живёт в Вологде, у него уже трое детей. Средний внук Владимир тоже живёт самостоятельно, он уже успел подарить бабушке внука, а вот младший Алексей пока обитает с родителями. Но тоже уже намеревается отделиться, говорит: «Надо и мне жизнь свою устраивать». Александр Анатольевич понимает, что это неизбежно, сыну давно пора обзаводиться собственной семьёй: парню уже 28 лет. Однако всё равно переживает, потому что сейчас на плечах Алексея лежат все домашние заботы в семье по мужской части. Отец-то его по состоянию здоровья иногда даже мусорное ведро вынести не в силах. «Наверное, мы с Ириной Каримовной и бабушкой скоро останемся без подмоги», – бодрится он.
– Алексей у нас рукастый, трудолюбивый. Окончил техникум, потом институт, сейчас работает в «Вологдаэнерго» по своему профилю. Все говорят, что он неплохой специалист, – с отцовской гордостью рассуждает Александр Анатольевич. – Дом-то, видите, у нас какой? Весь валится. Вот он осенью опять подвёл нам два ряда брёвен снизу. Дом давно бы под снос пора, но мы его постоянно ремонтируем, а это снижает процент износа. Нам так и говорят: «Вот если бы вы не ремонтировали дом, тогда б его признали аварийным. А так постоит ещё».
Валентина Михайловна вслушивалась в наш разговор и только с улыбкой согласно кивала головой.
– Вы знаете, мать у меня очень хорошая, – погладив её по плечу, сказал Александр Анатольевич. – Хоть и трудно ей жизнь доставалась, но она всегда была добрая, справедливая. Мной-то ей особенно и заниматься было некогда, она всё в работе была. Надо было коров на ферме подоить, потом лён дёргать, да ведь и дома целое хозяйство надо успеть обрядить. Я рос, конечно, всё больше с бабушкой Таисией Ивановной. Но запомнил, что маму в деревне очень уважали. Она, человек по натуре своей спокойный, нескандальный, со всеми односельчанами была в хороших отношениях.
До восьмидесяти лет Валентина Михайловна Нестерова жила в деревне, справлялась с жизненными тяготами самостоятельно. Но деревенский дом совсем обветшал, соседи по деревне разъехались и поумирали, поэтому последние семь лет она живёт в Кириллове с сыном и невесткой. Все Нестеровы относятся к бабушке с любовью и уважением, и она это чувствует. Дай бы Бог всем вот так коротать свою старость, в окружении внимательных и заботливых родных.
Татьяна Погодина
Фото автора

Показать больше

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Посмотреть также

Закрыть
Закрыть
Закрыть