Районная газета.
Все новости Кирилловского района

г. Кириллов

8 Февраль, 2018

Воин духовный

 

В селе Ферапонтово долгое время жила и работала Елена Романовна Стрельникова – удивительный человек, церковный историк и писательница, экскурсовод, а также деятельная прихожанка церкви Богоявления в Ферапонтове.

Многие знают Елену Романовну по книгам «Житие преподобных Ферапонта и Мартиниана, Белозерских чудотворцев», «Житие преподобного Феодосия Тотемского чудотворца», «Житие преподобного Павла Обнорского чудотворца», «Ферапонтов монастырь в ликах и лицах», «Ферапонтовские посиделки». Из последних изданных её трудов известны – «Жития новомучеников Кирилловских» (2004 год) и «Горицкий Воскресенский девичий монастырь в Белозерье» (2012 год). Елена Романовна хорошо знакома читателям «Новой жизни», а также областных газет и журналов по своим многочисленным публикациям.
Мы нашли людей, хорошо знакомых с Еленой Романовной, и попросили рассказать о ней.

Настоятельница Новолеушинского Иоанно-Предтеченского женского монастыря в селе Мякса Череповецкого района игуменья Кирилла (Червова):
«Познакомились мы с Еленой в начале 90-х годов в Санкт-Петербурге в Свято-Иоанновском женском монастыре, что на Карповке. Я была там послушницей, а она приехала к нам Великим постом помолиться. Я в то время всей душой стремилась на Вологодчину – в Горицы. Прочитала историю этого опального царского монастыря, и захотелось потрудиться на восстановлении поруганной святыни, если Богу будет угодно. Поделилась своим сокровенным с Еленой. Но она тогда, помнится, слушала и, казалось, не слышала меня, думала о чём-то своём. Вдруг Елена стала говорить, что мне надо ехать не в Горицы, а к ним, в Ферапонтово, что именно там должен открываться первый в Белозерье женский монастырь, но никак не в Горицах, где и храма-то действующего пока нет.
– Другое дело у нас, – убеждала меня Елена, – и приход есть, и храм, и сам монастырь прекрасно сохранился, не разрушен, как в Горицах. И ещё: очень важно, что у нас, как в Дивеево, не прервана живая связь с прежним монастырём. Там, в Дивеево, одна старенькая матушка из прежних насельниц дожила до открытия монастыря. И у нас есть такая старица-послушница – Александра Арлакова. Ей почти 100 лет, но она в здравом уме, и с памятью всё в порядке. Она ещё довольно крепкая, много молится. Живёт в Белозерске. Недавно мы привозили её в Ферапонтово. Матушка радовалась, даже плакала, что дожила – слава Богу! – до открытия монастырского храма, который на её глазах закрывали (в то время в Ферапонтове был действующим надвратный храм в честь Богоявления с приделом преподобного Ферапонта). Когда уезжала обратно в Белозерск, то сказала, прощаясь, что монастырь у нас, если Богу угодно, обязательно будет. Она в это верит.
Верила в это и Елена…
Елена Романовна тогда была очень интересным человеком: волевая, умная, деятельная. Она хлопотала об открытии Ферапонтова монастыря, причём много для этого делала,
ездила по разным инстанциям.
Она была одной из первых прихожанок прихода вместе с Ниной Валериановной Силиной, которая была там старостой. Тогда православную общину в Ферапонтове окормлял отец Арсений (Шастель), который теперь служит на родине своих предков в Архангельской области. Елена Романовна училась петь на клиросе. Её обучала уставщица Фаина Петровна Старцева, идеально знавшая богослужебный устав.
Елена, живя в Ферапонтове и работая в музее, много трудилась в архивах. Накопленный опыт она использовала при написании материалов о новомучениках Кирилловских и Белозерских святых. Её тщаниями был поставлен Никоновский поклонный крест на Бородаевском озере в Ферапонтове, а также она принимала участие в установке поклонного креста новомученикам на горе Золотухе, близ Кириллова.
В Ферапонтове Елена Романовна жила более тридцати лет. Её дом всегда был открыт для многочисленных друзей, в том числе из Москвы и Санкт-Петербурга. Многие из них и сейчас не представляют Ферапонтово без неё и её без Ферапонтово. Елена – известный человек на Вологодчине – православная писательница, историк. Её уважали многие, в том числе ферапонтовские верующие и кирилловские бабушки. С ними она много общалась, записывала их рассказы, которые, как живые свидетельства очевидцев, были использованы при написании книг и статей.
Елена Романовна приехала на работу в Музей фресок Дионисия научным сотрудником из Ленинградского музея революции и была очень грамотным музейным работником, вела интересные экскурсии. Благодаря тому, что музей находится в монастыре, она пришла к Богу, покрестилась и воцерковилась. И в дальнейшем стала заниматься возрождением церковной жизни в Ферапонтове. Из-за этого у Елены начались неприятности на работе, последовало увольнение из музея. Все эти мытарства она прошла с Божией помощью мужественно благодаря своему твёрдому характеру и сильной воле.
Когда у нас начались искушения в Горицах, Елена и ферапонтовские прихожане нас поддерживали и утешали, за что мы им очень благодарны.
Мы переехали из Гориц в Мяксу в мае 2015 года. Когда у нас образовалась монашеская община, я пригласила её к нам, поскольку знала, что у неё есть благословение духовника на монашество. 6 января 2016 года Елена была пострижена в мантию епископом Череповецким и Белозерским Флавианом. Она всегда говорила, что не будет принимать постриг вне монастыря, и очень надеялась, что это произойдёт в Ферапонтове, оставаясь верной этому месту. Я просила владыку Флавиана назвать её Ферапонтой (в честь преподобного Ферапонта Белоезерского). Но наш владыка для выбора имени тянет жребий, есть такая практика. Елене выпало имя Есфирь. Значит, такова была воля Божия.
В настоящее время она является насельницей нашего Новолеушинского Иоанно-Предтеченского женского монастыря.
Мать Есфирь третий год несёт клиросное послушание. Она участвует во всех богослужениях. И это большое благо. Сейчас она нездорова (проблемы с памятью), но, что удивительно, по Божией милости, помнит гласы и многие песнопения. Можно сказать, что мать Есфирь живёт церковными службами, которые в нашем монастыре идут ежедневно. Иногда мы с ней вдвоём поём Божественную литургию.
Она всегда почитала игуменью Таисию, писала о ней статьи. Нас с духовной сестрой, монахиней Николаей, мать Есфирь приглашала переехать в Ферапонтово, говорила, что Ферапонтовский монастырь – это Леушинская ветвь, его необходимо возродить. Она вспоминала известный исторический факт: в 1903 году, после столетнего упразднения, обитель преподобного Ферапонта была возобновлена по инициативе известной подвижницы, духовной дочери святого праведного Иоанна Кронштадтского – игуменьи Леушинского монастыря Таисии (Солоповой). Поэтому прослеживается тесная историческая и духовная связь между Ферапонтовым монастырём и нашим Новолеушинским. Он основан в память о затопленном водами Рыбинского водохранилища Леушинском монастыре – одном из самых крупных женских монастырей в России наравне с Дивеево и Шамордино.
Елену Романовну, а ныне монахиню Есфирь по праву можно назвать воином духовным. Она много потрудилась для Церкви. Трудится, с Божией помощью, и сейчас, и слава Богу».

Сын Елены Романовны протоиерей Михаил Стрельников служит в Санкт-Петербурге, он настоятель храма святых мучеников Адриана и Наталии в Старо-Паново:
«Моя мама, Стрельникова Елена Романовна, оказала на моё формирование как христианина и будущего священника то значение, которое в полной мере я могу оценить только сейчас, спустя многие годы. Наше воцерковление шло непросто и не сразу, но её пример и авторитет были для меня с детства непререкаемы. Помню, проявляя ко мне (да и к себе) строгость в соблюдении молитвенного правила или поста, на моё недовольство она говорила: «Пусть я буду плохой матерью, но выращу тебя человеком и христианином». Как-то в разговоре (я уже был на тот момент священником) мы это вспоминали, и мама с довольной улыбкой сказала, глядя на меня: «Но ведь результат получился неплохой?» Я ответил: «Надеюсь, что да. Но кроме этого, ты – лучшая мама». Она никогда не говорила мне, что хочет видеть меня у престола, понимая, что призвание к служению в руках Божиих, но её усилия были направлены на то, чтобы Евангелие стало для меня не просто одной из книг, храм и богослужение стали частью жизни. Благодаря маме я увидел жизнь Троице-Сергиевой лавры, Пюхтиц, Псково-Печерской обители, в которой неоднократно сподобился не только бывать, но и работать и молиться как трудник. Для нас была очень актуальна проблема регулярного посещения служб. В ближайший к нам действующий храм, находящийся в семи километрах от Кириллова, мы не могли ходить из-за нежелательной огласки, вспомним, какой это был год – ни о какой перестройке и речи ещё не было, а местная власть по отношению её к Церкви находилась ещё в тридцатых годах.
Господь привёл нас в Белозерск к замечательному батюшке – отцу Арсению (Шастелю). Мы стали постоянно ездить туда, на трёх автобусах, через переправу. Именно там я увидел живую подвижницу нашего времени, последнюю насельницу Ферапонтовской обители Александру Арлакову. Со своей младшей сестрой они жили, как два ангела, в убогом домике на одной из белозерских улочек. Мы у них иногда останавливались. Помню, засыпаю – Александрушка на коленях молится, просыпаюсь ещё тёмным зимним утром – она всё стоит на молитве. А ведь ей тогда было 96 лет! Вот такие примеры были живым фундаментом веры, которую впитала моя мама и к которой приобщала меня. Конечно, это её материнскими молитвами я теперь стою у престола Божия. Господь призвал меня к служению не без её просьб к Нему. Но она сама мне ни разу не сказала, кем хотела бы видеть меня. Только на моё решение поступить в семинарию тихо ответила: «Я это знаю давно». Наш дом был постоянно наполнен людьми, приезжавшими в Ферапонтово, и что это были за люди! Искусствоведы и реставраторы, артисты и фольклористы, священники и монахи, экологи и геологи, писатели и музыканты и многие, многие другие. Живя в провинции, я вращался среди настоящей интеллектуальной элиты, людей увлечённых, горящих и по-настоящему интересных. Как много это мне дало! Это была моя первая академия. И в этом целиком заслуга мамы. Её любят и почитают за искренность, острый ум, добрый юмор и жизнелюбие, но всё-таки главным качеством теперь уже монахини Есфири является её любовь. Любовь принимающая и прощающая, всё покрывающая и отдающая себя людям без остатка».

(Продолжение следует)

 

нижний банер