Районная газета.
Все новости Кирилловского района

г. Кириллов

21 Сентябрь, 2018

Все понимали, что переезд неизбежен

 

?з воспоминаний жительницы посёлка Шексна Розы Павловны Скородумовой-Чеглоковой, чья трудовая молодость начиналась в Ниловицком краю:

 

«Лес возили на берег реки Сизьмы, так называемый нижний склад, и складывали в огромные штабеля, метров двести длиной и высотой 6–7 метров. Возили лес по полгода и больше, громадные кучи брёвен росли на глазах, и я любила наблюдать, как весной эти огромные штабеля сбрасывали в реку всего за какие-то минуты. Там их с помощью багров сплачивали в гонки и отправляли вплавь по реке. Весной, когда вода стояла высоко, а река бурлила, сплавлять лес по ней было сподручней. В течение лета река Сизьма становилась спокойной, а впадавшая в неё Кишма вообще пересыхала. На той стороне Кишмы были сенокосы. Поля были чётко распределены между жителями Сизьмы, и каждый знал свои угодья, а когда кто-то выкашивал чужую территорию, случались скандалы.
Штабеля с лесом стояли и на реке Славянке. Весной, когда вода в реке поднималась и разливалась, этот лес тоже сплачивали в гонки. Славянка весной становилась такой же бурной, как Сизьма.
Помню мост через Славянку – деревянный, высокий. По нему ездили в Улому, Ниловицы. Мост был настолько ветхий, что однажды рухнул из-за проезжавшего по нему бензовоза. Правда, обошлось без жертв.
В Сизьме была только начальная школа, а семилетка находилась в Уломе, за семь километров от Сизьмы. Ученики жили там неделями, домой приходили только на выходной. Учителями там были Антонина Васильевна и Александр Васильевич Маркеловы. Потом школу перевезли в Талицы.
Меня в Сизьме выбрали секретарём комсомольской организации. Мы были очень активными: выступали с концертами перед рабочими. Баянисты у нас были свои, а чтобы правильно разучить песни, крутили пластинки. Участвовали в лыжных соревнованиях, интересовались мировой политикой. Комсомольская жизнь у нас кипела ключом.
Люди работали не покладая рук, а леса, казалось, всё не убывало. Перед самым затоплением работали в две смены, остатки древесины собирали с берегов на баржи, потому что к июню необходимо было всё закончить. Уже начали уезжать вербованные рабочие, оставались только жители местечка Сизьма. Все понимали, что переезд неизбежен, но очень не хотели покидать родные места.
В 1962 году жителям Уломского сельсовета как переселенцам пришли извещения за подписью заместителя председателя Кирилловского райисполкома Разумова. 20 февраля пришло такое извещение и моему будущему мужу, Гурию Александровичу Скородумову. В нём сообщалось: «Кирилловский райисполком календарным графиком Вашему хозяйству установил срок перевезти свои строения из зоны затопления на новое место вселения до августа 1962 года. Заявку на транспорт по перевозке строений Вы должны дать заранее по месту Вашей работы директору Ниловицкого леспромхоза. Райисполком предупреждает Вас о личной ответственности за своевременный перенос строений и освоение средств компенсации, предусмотренной оценочным актом, в указанный срок. После указанного срока претензии райисполкомом приниматься не будут».
Переписывали дома, начали выдавать подъёмные на переезд. Всех до одного предупреждали о предстоящем переезде, милиция ходила по домам и проверяла, как люди к нему готовятся. Даже свежие кладбищенские захоронения всем желающим предлагали перевезти в Топорню или ещё куда. Володя Пыхтеев из Волосихина никак не хотел уезжать, так его вывезли силой. Киномехаником в клубе работала Нина Павловна Кукушкина. Когда вывезли всю аппаратуру из клуба и начали его ломать, она сказала: «Последнюю культуру из Сизьмы забрали, значит, надо уезжать». Вскоре начали ломать частные дома. Посёлок превратился в груду развалин.
Пред самым затоплением я решила вернуться на родину, в Воронежскую область. Правда, к тому времени уже четыре года встречалась с Гурием Скородумовым, но о дальнейшей судьбе пока не загадывала. Он работал мастером в лесу, я была нормировщиком, потом плановиком, так и познакомились. ?з зоны затопления Гурий перевёз родительский дом в Шексну и приехал за мной, чтобы начать на новом месте новую жизнь с молодой женой.
Многие жители местечка Сизьма поселились в микрорайоне посёлка Шексна под названием Барбач, почти все – на улицах Восточная и Путейская. Перевозили дома кто на барже, кто сплавом, на переезд государством выделялись деньги. К территории переселенцев были проложены грунтовые дороги, всё кругом оканавлено, выкопаны колодцы. Новые дома поставили быстро и жили очень дружно. Настолько все были гостеприимные и приветливые, что стоило остановиться возле чьего-то дома, как там сразу ставили самовар и приглашали зайти в гости. Запеваловы переехали в Барбач с коровой, так Александра Павловна с одного конца улицы Восточной на другой носила мне молоко каждый день.
Закончить своё повествование хочу с упоминания односельчан, которые после затопления переселились в Шексну, и ими должен гордиться наш посёлок. Это семьи Запеваловых, Кузнецовых, Петровых, Егоровых, Фарносовых, Поповых, Малушковых, Маркеловых, Корзинкиных, Галовых, В.П. Егорова, А.Ф. Пронина, А.Н. Комова, Н.А. Михеева, В.А. Тимофеева. Ни они сами, ни дети их нигде, никогда и ни в чём себя не опозорили.
Слышала, что про Рыбинское водохранилище есть какой-то фильм, в котором рассказывается, что на дне Волго-Балта были погребены не только дома, леса и церкви, но и больницы и люди со всем скарбом. Мне горько, что молодые верят в эту белиберду. Могу со всем основанием утверждать, что была произведена полная зачистка основного ложа водохранилища, согласно всем санитарным требованиям. Зона затопления была подвергнута санитарной обработке. Жителям, покинувшим её, только после переезда выдавалась вторая половина денежной компенсации. О чём и можно было сожалеть, так только о том, что в водах Волго-Балта скрылись удивительные по красоте и прекрасные грибные и ягодные места. Какая земляника росла у нас на вырубках, какая поляника! Про эту вкусную ягоду теперь вообще забыли люди. ? все тамошние реки в прошлые годы были очень богаты рыбой. До сих пор помню, какой крупный по весне ловился жерех! По низинам реки Шексны и её притоков находились богатые травостоем поймы. В прежнюю пору все хозяева коров держали, и всем хватало сена на корм».

 

нижний банер