Районная газета.
Все новости Кирилловского района

г. Кириллов

12 Апрель, 2018

Дети и внуки пусть знают и помнят

 

О многих уломских деревнях в газете «Новая жизнь» уже были опубликованы воспоминания. На этот раз мы встретились с бывшей жительницей деревни Великий Двор Анной Александровной Осюковой.

Родилась Анна Александровна в деревне Великий Двор Уломского сельсовета в 1932 году в семье Александра Никитича и Марфы Яковлевны Полыскиных. Отец работал в колхозе бригадиром, во время Финской войны был призван в армию, где и погиб в 1939 году. Мать осталась вдовой в 28 лет с двумя малыми детьми на руках. Марфа Яковлевна работала на ферме, на полевых работах, старалась заработать побольше трудодней. За свой труд была награждена медалью.
А дома приходилось заниматься хозяйством маленькой Аннушке: и воду носить, и корову доить, и в огороде работать. Младшая сестра Анны Шура умерла в годы войны от голода и болезни, и остались они с матерью вдвоём.
В войну жили голодно: на трудодни выдавали одну мякину, которую меряли пестерём, поэтому ели и мох. Хорошо, что картошка всегда росла и её было много, да скотина выручала. Так и пережили войну.
В школу ходили в деревню Кобелёво. Учителями были Александр Константинович Брюшинин и Валентин Дмитриевич Горбунов. Писали на листочках старых книг между строчек, учебник был один на три деревни. Если сегодня учебник в деревне Прокунино, значит, завтра отвечать урок прокунинским школьникам. В школе кормили обедом – давали щи постные и картошку.
Очень трудно было с обувью, перебивались кто как. Запомнилось, что жила в деревне женщина из Ленинграда. Она вязала из толстых льняных ниток тапочки с ремешком. В этой обутке и ходили в школу: попадёт вода в тапки – тут же и вытечет.
Закончив четыре класса, пришлось Анне поработать в колхозе. Работала на совесть: любое дело выполняла наравне со взрослыми. В 18 лет удалось перевестись в лесхоз, где платили зарплату деньгами. В 1955 году Анна Александровна вышла замуж за Александра Александровича Осюкова из деревни Прокунино. Поселилась молодая семья Осюковых в деревне Великий Двор, там же родились и их дети: два сына и дочь.
Разговоры о затоплении уломских деревень велись ещё до войны. Многим было предложено переселение в Карелию и Финляндию. Мать Анны от переселения отказалась, хотя для неё нашли дом и работу в деревне Карботка. Деревенских мужиков весной отправили в Карелию, обживать новое место, сеять. Но все вернулись обратно домой на Октябрьскую – не понравилась им чужбина, да и началась война с Германией. С собой пригнали много скота – лошадей, коров, овец. Лошадей сразу забрали на фронт, а за скотом весной приехали белорусские женщины. Во время войны в деревне было много эвакуированных – в доме у Анны и её матери жили 15 девчонок-москвичек, которые очень хорошо и красиво пели.
А после войны в уломских деревнях селились вербованные со всего Советского Союза – вырубали лес, освобождая площади под затопление. Так что одни-то и не живали, пришлось, вспоминает Анна Александровна, пожить и с заключёнными, и с лапотниками.
Тяжело вспоминать и переселение, признаётся она: придёшь пешком в Кириллов (а это 22 километра), а техники не дали, иди обратно. Семья Осюковых переехала в деревню Шиляково. Местные жители вроде как бы и недовольны были: приехали бедные с Уломы.
– А когда богатство-то копить, – вздыхает Анна Александровна, – если с 1939 года нас гнали с родных мест. Много инвентаря и инструмента всякого было вывезено в первую волну переселения в Финляндию и Карелию, даже лён увозили баржами. Затем война, а после войны только вроде жить начали: ремонтировали дома, постройки – и снова выселение. Бедная Улома, а до сих пор народ кормит – за грибами-ягодами все едут на Улому, за рыбой – опять туда же.
Но всё плохое когда-то кончается, прошли и эти нелёгкие времена. Жизнь пролетела как птица, только её и видели. Бывших жителей деревни Великий Двор почти никого уже нет в живых. И когда Анне Александровне задали вопрос: «А надо ли собирать воспоминания о том, что уже не вернуть?» – она ответила: «Наверно, надо – дети остались, внуки растут, пусть знают и помнят!» А на вопрос о самом заветном желании сказала: «А поела бы сейчас уломской картошечки «сахаровки»!»
Л. КОРОБОВА,
А. АФАНАСЬЕВА,
жительницы деревни Суховерхово
Фото предоставлено авторами

 

нижний банер