Районная газета.
Все новости Кирилловского района

г. Кириллов

24 Ноябрь, 2017

Вместе с нами переехали и многие соседи

 

Публикация воспоминаний жителей деревень, попавших в зону затопления при строительстве Волго-Балтийского канала, вызвала живейший интерес среди наших читателей. ? в редакцию полетели письма-воспоминания от новых корреспондентов. Мы очень благодарны вам, уважаемые земляки, за такую активность.

В сентябре Анна Афанасьева, Людмила Коробова и Николай Сазонов побывали в Никольском Торжке, где и до сих пор живут некоторые переселенцы с уломской стороны. Вот что рассказала им при встрече Зоя Алексеевна Пронина (Зяблова) 1930 года рождения:
«Место моего рождения – деревня Болванцы. Отец Алексей Павлович Зяблов был крепким, сильным человеком, требовательным, строгим. Работал в животноводстве учётчиком. Мать – Надежда Фёдоровна, родила и вместе с мужем воспитала восьмерых детей. В деревне их звали «Надеждины».
Деревня Болванцы стояла от других деревень Уломы немного в стороне, за что была прозвана «Мышачий городок». Большинство жителей носили фамилии Петряковы, Зябловы, Сазоновы. До 1937–1940 годов в Болванцах насчитывалось до восьмидесяти домов, позднее – 63. У каждого хозяина была корова, а то и две, набиралось стадо до 90 голов. Коровы паслись в засеках, в лесу, всё было огорожено, и места выпаса имели свои названия – «Дедкова чища», «Роща» и другие. Площади под посевы вычищали от леса, корчевали, выжигали. Поля были большие, на них сеяли зерновые, лён. Всё население работало в колхозе, в деревне было три бригады, три бригадира. За работу начисляли трудодни, на которые в конце года выдавали зерно. Если урожай был хороший, то выходило и до 2,5 кг на трудодень, а в другой год и меньше – до одного или двух килограммов.
С 12 лет я работала за взрослого работника, зарабатывала до 300 трудодней за год. Поучиться только пришлось совсем мало, потому что обутка была одна на двоих с братом. Закончила два класса и пошла работать. Брат Николай Алексеевич окончил школу, а потом техникум в г. Тихвине. В восемнадцать лет его забрали на фронт, прошёл всю войну, сейчас живёт в Лодейном Поле.
Не обошло деревню и раскулачивание. Была раскулачена семья Дмитрия Зяблова (Спирина) за то, что не вступили в колхоз. Забрали всё имущество, скот, описали недвижимость (дом, сеновал). Пришлось вступить в колхоз, но через год он умер, не перенеся эту трагедию. Остались две дочери Шура и Лида.
Мы в те годы много работали, всё было вручную: жали зерновые, рвали, трепали лён. Косили траву косой-горбушей, косами-литовками стали косить позднее. Вся земля обрабатывалась, всё выкашивалось до последнего клочка.
В нашей округе было много змей, меня как-то змея укусила в правую ногу, и нога долго болела.
У многих жителей деревни были прозвища. Запомнился дед Буча (отец Павла Васильевича Панина), здоровый мужик, работал лесником и охранял с ружьём колхозные поля. Подростки как-то подшутили над ним: ночью всё крыльцо обвили горохом с колхозного поля. У Сергея Лаврентьевича Петрякова была пасека: за укус пчелы он угощал мёдом (наливал чашку или стакан мёда и на ломоть хлеба мёд намазывал). Многие подростки оказывались укушенными пчёлами.
В деревне, как раз около нашего дома, было своё пожарное депо, где хранился пожарный инвентарь. Также имелась ветряная мельница, заводик по производству дёгтя, на котором мои дед и отец делали кубы из дранки и глины под дёготь.
Большим событием в жизни уломских жителей стал первый трактор. Когда в Болванцы пришла весть о том, что едет трактор, все побежали в Кобелёво смотреть на чудо. Старики крестились и говорили: «Нечистая сила идёт!»
Муж мой Василий Петрович Пронин тоже родом из деревни Болванцы. Он прошёл всю Великую Отечественную войну, вернулся израненный и рано ушёл из жизни. В 45 лет я осталась вдовой с тремя детьми на руках: сын Александр 1951 года рождения, сын Николай 1953-го и дочь Галина 1956 года. Все дети получили образование, не забывают меня, часто навещают.
В 1961 году, когда началось затопление Уломского сельсовета, наша семья переехала в село Никольский Торжок Кирилловского района. Вместе с нами переехали многие соседи, в селе образовалась целая улица бывших уломских жителей».
Фото А. Афанасьевой

 

нижний банер