Районная газета.
Все новости Кирилловского района

г. Кириллов

14 Июль, 2017

НЕЗАТОПЛЕННАЯ ПАМЯТЬ

 

Ушедшим под воду деревням Уломского сельсовета посвящается…(по материалам сборника воспоминаний Суховерховской библиотеки-клуба)

Из воспоминаний Нины Владимировны Мозиной (Прониной): «Родилась я 12 февраля 1934 года в большой деревне Кобелёво, примерно 60 дворов. Деревня стояла на берегу реки Уломки и Чёрной речки. Мать Пронина Надежда Андреевна, отец – Пронин Владимир Михайлович. Я была самой старшей в семье, после меня родилось ещё шестеро детей. В деревне был сельсовет, медпункт, маслопункт, изба-читальня, магазин, семилетняя школа. Учеников было много, так как семьи все были многодетные. Наша семья попала в первую, довоенную волну переселения и была отправлена в Финляндию. Место нам понравилось. Рядом озеро, красиво кругом, для жизни всё было: и хороший дом, и постройки. Мы с Уломы везли с собой утварь всякую, вплоть до котла из бани, одежду, обувь, посуду и прочие нужные вещи. А так как на месте всё было, наши вещи так и стояли в каретнике. В магазинах чего только не было! Мама накупила всякой материи и сшила нам обновки. Ещё купила мне очень красивую брошку в виде куколки. Она мне очень нравилась. Сначала я носила её на платье, потом сняла и положила в кармашек, чтоб не потерять. Всё время проверяла, на месте ли она, и однажды уколола пальчик. После этого положила её в стакан в шкаф-горку. Однажды мама полоскала бельё, а мы, ребятишки, купались. Тут нас позвали домой. Оказалось, началась война, и нам велели срочно уезжать обратно. Всё наше добро осталось там, кроме белья, что мама выполоскала. Брошка моя тоже осталась там.
Мы вернулись на Улому. Родители наши работали в колхозе. После окончания школы я продолжила учёбу в Кириллове. Времена были военные, тяжёлые: один учебник на шесть человек был. Писали при коптилках, на газетах, так как тетрадей не хватало. Чернила делали сами из вороньих ягод, жили в общежитии. Но учиться все старались хорошо. Свободного времени у детей и молодёжи в те годы практически не было. После учёбы и в выходные старались помочь родителям. Пололи колхозные посевы, помогали на ферме, собирали лекарственные травы, свои огороды пололи, по хозяйству помогали.
В лесах было много грибов и ягод. На Петров день за морошкой ходили с корзиной, а на Казанскую – с ведром (уже была мягкая). После окончания школы работала в колхозе «Новая Улома», потому что просто так уехать из деревни в город в те времена было невозможно, не отпускали из колхоза рабочую силу. Возила снопы, боронила, работала в полеводстве. Председатель колхоза не сидел в конторе, а работал вместе со всеми. В мае 1958 года вышла замуж за Мозина Павла Александровича и переехала к мужу в деревню Дымково. Когда готовилось затопление Уломы и началось переселение, мы переехали в д. Суховерхово. Пока строили свой дом, жили три уломские семьи в одном доме. Через несколько лет мы уехали в Череповец. Там пришлось поработать на трикотажной фабрике, но очень тянуло домой, и, промаявшись в шумном и дымном городе четыре года, мы вернулись в Суховерхово.
Оглядываясь на прожитые годы, я ни о чём так не жалею, как о своей любимой Уломе. Если бы можно было время повернуть назад, я возвратилась бы на Улому родную. Как все деревни дружно жили! Помню, как ездили на ярмарку с картошкой-сахаровкой. Возили её на лошади, мерили корзинами-малёнками. В колхозе работали все на совесть. После окончания всех работ устраивали общие гуляния. Престольный праздник праздновали – Пасху. Веселились от души! Плясали – только стук стоял, частушки пели озорные, забористые. Народу соберётся много – со всей округи – с гармонями, с песнями».
«Кто был на селе самым уважаемым, самым передовым? Конечно, учитель, к нему шли за советом, его просили рассудить по-справедливости, к его мнению прислушивались. Школа была очагом культурной жизни. Старшие поколения с глубоким уважением и благодарностью вспоминают супругов Логиновых. Флегонт Алексеевич и Мария Васильевна ещё до революции начали работать в Уломской школе. После семнадцатого года открылись начальные школы в Дымкове, в Болванцах, в Рябкове (существовала недолго).
Малыши из деревни Болванцы были просто влюблены в Клавдия Филаретовича Иванова (погиб в Великую Отечественную войну). Здесь же учили писать и читать крестьянских детишек замечательные педагоги Б.В. Цапкин, А.П. Андреев. Окончив начальную школу, юные уломжане переходили в 5 класс семилетки, которую называли ШКМ (школа крестьянской молодёжи). Долгое время директором её был коммунист Брюшинин А.К. Он же возглавлял и партячейку. Учителя вместе со школьниками готовили концерты, лекции, беседы на разные темы, ходили с ними во все деревни округи. Ни одну кампанию советская власть не проводила без своих надёжных помощников. Заём и налоги, коллективизация и ликвидация неграмотности, уборка или посевная, выборы – всегда учителя убедительным словом и личным примером зажигали и вели за собой массы. В трудных условиях жило тогда большинство. Детишки до глубокой осени бегали босиком – не на что было справить обувь. Но самым неутешным горем было для ребёнка, если родители не отпускали его в школу. А с каким желанием и старанием учились! Выпускников Уломской ШКМ всегда с охотой приглашали учиться в Тихвинский лесотехникум, Белозерское педучилище. В своё время с отличием сдали выпускные экзамены Шура Пронина, Фаина Иванова, Аня Фомина, Алёша Сальников, Василий Петряков, Лида Зяблова, Саша Андрианова, Василий Сазонов, Николай Зяблов и другие».
(газета «Новая жизнь» № 70 от 16.06.1979 статья «Преображённый край» Г. Коневой).

Из воспоминаний Дины
Александровны Гвоздковой:
«Родилась я в 1939 году в д. Кобелёво (Улома) Уломского сельсовета, в то время в его состав входили деревни: Кобелёво, Прокунино, Фомушино, Великий Двор, Болванцы, Большое Дымково, Малое Дымково, Рябково. Все деревни были большие, от 30 до 60 домов. Население было всё работящее. Земли в нашей округе были плодородные, всё на полях и в огородах росло хорошо. Скота держали много, так как семьи были большие, были и работники. Почти в каждой семье были корова, телята, овцы, много было и коней. Выращивали хорошую картошку, капусту, репы много сажали, гороху. Другие овощи тоже разводили. Много сеяли жита. Как начнёт поле колоситься, побежит от ветра волна по житу – залюбуешься.
К началу войны мне исполнилось 12 лет. В войну мы, маленькие дети (11–12 лет), работали наравне со взрослыми, возили на лошадях сено в Сизьму, там была пристань. Сено складывали в скирды. Оттуда сено увозили на баржах для фронтовых лошадей. Мои милые подруги: Пронина (по мужу Мозина) Нина Владимировна (живёт в Суховерхове), Пронина Александра Васильевна (живёт сейчас в Топорне). Мы вместе работали в тылу в колхозе. Делали наравне с взрослыми все колхозные дела: собирали камни на полях, сеяли, боронили, сенокосничали, убирали корнеплоды, дёргали лён, жали и молотили хлеба, копали картошку. За работу нам начисляли трудодни. На личных огородах растили картофель, разные овощи, пшеницу, рожь, овёс, лён. Жили весело и дружно, много работали. Так бы и жили, если бы не переселение. Оно нарушило всю нашу жизнь, все планы. Разбросало всех кого куда. Сейчас я живу в Череповце, а летом – в деревне Аксёново».

Из воспоминаний Николая Матвеевича Александрова
(Данилова):
«Я родился в д. Кобелёво Зауломской волости. Отец – Данилов Матвей Александрович, мать – Данилова (Фомина) Ксения Ивановна из д. Болванцы. Старший брат Александр, брат Степан, я, сестра Анна. Отец и мать были неграмотными, мы, дети, проучились в школе по 3–4 года. Потом Степан учился портняжному ремеслу. Умел шить полушубки, пиджаки и прочую одежду. Вся семья зимой занималась лесозаготовками, с весны и до осени – сельским хозяйством. Отец был хорошим плотником. Он в 1914–1916 годах работал на строительстве шлюза в Топорне. У себя на Уломе срубил два дома, четыре сеновала, несколько бань, переделал свой старый дом и много всего другого. По предложению моего брата Александра д. Кобелёво была переименована в с. Улома. На собрании его многие жители поддержали. Это было в 1918 году. Правда, старожилы иногда всё ещё называли деревню старым названием. В ходу были оба.
Село Улома было центром сельсовета. За речкой Уломкой, примерно в 300 метрах от села, находилась церковь с кладбищем, два поповских дома, келья. В 1912 году была построена двухклассная школа. Территория сельсовета в основном находилась на равнине.
Население занималось сельским хозяйством. Был распространён трёхпольный севооборот. Садили много картошки, она росла хорошо, хоть почвы были не такие уж плодородные. Вносили много навоза, так как скота было много. Сеяли рожь, ячмень, овёс, лён, горох. В д. Рябково у Галова была мельница, в Великом Дворе были мельницы. Там и мололи зерно и горох. Огурцов-помидор ещё не было. Позднее стали сажать капусту, брюкву. Держали коров, овец, телят, кур. Поросят тоже сначала не разводили. Огурцы и поросят первыми стали выращивать учителя.
Женщины с осени до весны занимались обработкой льна: мяли, трепали, чесали, пряли и ткали. На посиделках девушки и даже многие парни плели кружева. Мужчины зимой уходили в лес на заготовку древесины.
Зимой все ходили в валенках. Их умели катать в каждой семье. Весной и осенью в сапогах ходили. Их тоже шили сами. Были хорошие мастера в деревнях. Ботинки появились гораздо позже. Ребятишкам в селе было раздолье. Весной река сильно разливалась, течение становилось быстрым, сносило мосты, даже заливало луга, огороды. Река становилась очень глубокой. Мы любили кататься на льдинах. С одной стороны реки берег был крутой и сыпучий. Я стоял на льдине, меня стало течением уносить. Надо было спасаться. Когда льдина подошла близко к берегу, я прыгнул, но удержаться не смог и упал в воду. Меня стало быстро уносить на глубину. Людей поблизости не было. Мне чудом удалось схватиться за стебли старой крапивы, я удержался и выбрался из воды. Больше кататься на льдинах меня не тянуло.
Ещё мне запомнилось, что в школе учителя и ученики ставили разные постановки. Мне запомнилось, как я участвовал в спектаклях «Демьянова уха», «Корчма на литовской границе». Я играл Гришку Отрепьева. Зимой проводили в школе ёлку. Тоже ставили постановку. Было весело. Ещё зимой прыгали с разбегу через забор, кто быстрее. Над забором была натянута колючая проволока. Один раз я зазевался и повис, на ноге остался след от рваной раны.
Летом ребятишки много купались, загорали, конечно же, помогали взрослым. Собирали грибы, ягоды, их в окрестных лесах всегда было много. Семьи все были большие. Много едоков, много и работников. Когда я вернулся из армии, наша семья состояла из 15 человек. В хозяйстве было две лошади, три коровы, два телёнка, около десяти штук овец. В Кириллове стали создавать артель, мой одноклассник Андреев пригласил меня туда работать. Представитель пришёл в наш сельсовет и агитировал вступать в артель. Создали лесопромышленную артель, избрали правление артели. В него вошли Силин Николай Васильевич из д. Великий Двор, Семёнов Николай Лукич из с. Улома, и я. Силин и Семёнов занимались производством, а я учётом. Артель заготовляла дрова, деловую древесину. Заготовляли, вывозили, сплавляли. Производство росло, стали закупать у населения грибы, ягоды, молоко. Излишки молока население сдавало на молокоприёмный пункт. Были заводы в Болванцах, Великом Дворе, из Рябково молоко возили на завод, где делали масло и отправляли в Вологду. Взяли новых помощников: Целигорова Александра Павловича в Ниловицах, в Дымкове на заготовку ягод взят был Картышов Василий, взяты мастера-маслоделы. Дела шли хорошо, и правление решило купить трактор. Члены артели поддержали это предложение. Меня направили в Ленинград договариваться окончательно. Отечественных тракторов было очень мало, поэтому переговоры шли с фирмой «Форд» (США) на золото. Цена вопроса – 2100 рублей. У нас такой суммы не было. Дело решалось в Смольном. Наконец договорились о рассрочке. К трактору давался двухлемешной плуг. По звонку из Смольного дали вагон, договорились о приезде на месяц специалиста-тракториста, чтоб обучить на месте управлению трактором нашего человека. Через несколько дней мы вместе с председателем Уломского сельсовета Митиным Иваном Ефремовичем (из д. Рябково) поехали на станцию в Череповец за трактором. Сначала на барже, потом своим ходом. Когда пригнали трактор на место, народу была огромная толпа. Стояли с плакатами. Людям сказали, что пригонят огромную махину, которая будет пахать поля вместо коней целый день и не устанет. Был сделан показательный проезд трактора.
Сначала люди были разочарованы. Очень неказистым показался им трактор. Говорили, что зря потратили такие большие деньги. Тогда поехали в поле. Я сам регулировал у плуга рычаг и бегал вокруг трактора с бидоном бензина. Все на деле убедились, что машина действительно сильна и заменяет десяток лошадей. Трактор распахал целину в два счёта. Тогда сомневающихся не осталось. Обучили работать на тракторе Ивана Ивановича Бурлакова. Он был шустрый паренёк. Уже через месяц отлично работал на тракторе. Летом мы взяли в аренду в Кириллове полусложную молотилку и молотили рожь прямо в поле. Погода стояла сухая. Сушить рожь в овинах не надо было.
Потом я в Ленинграде закончил шестимесячные курсы бухгалтеров. Стал работать в леспромхозе бухгалтером-инструктором. В 1931 году стали образовывать колхозы. А в 1939 году случился большой пожар. Выгорело много домов и других построек. Наш дом тоже сгорел. Отец не смог пережить эту трагедию, немного пожил и вскоре умер. Тут заговорили о затоплении, стали готовить всех к переселению. А вскоре началась война. В октябре меня призвали в армию. Прошёл всю войну. После Победы в августе 1945 года я вернулся на старую работу, главным бухгалтером в леспромхоз. В 1953 году за долголетнюю и безупречную работу получил орден Трудового Красного Знамени. В 1961-м мне исполнилось 60 лет, я вышел на пенсию, последний раз побывал на родине и покинул Улому. А скоро её не стало, скрылась в водах Волго-Балта.
В селе Улома жили: Гвоздковы, Мошнина Клавдия Дмитриевна, Ходулины, Гвоздков Михаил Луканович с женой Анной Фёдоровной, заведующей магазином. Сальников Николай Дмитриевич, Малинин Николай Кириллович, Пронин Владимир Михайлович и Надежда Александровна, их дети: Нина, Тамара, Валентина, Александр, Николай, Анатолий, Вера. Спасов Николай Петрович, Малушков Титиан (работал санитаром) и жена Шуянова Мария Михайловна – фельдшер медпункта. Сергеева Анна Кузьминична, Мошнин Иван Александрович, Бурлакова Анна Петровна – председатель сельсовета в 1955 году».
А. Афанасьева, при участии
Т. Курицыной, Л. Коробовой
и Н. Бородулиной
Продолжение следует…

 

нижний банер