Районная газета.
Все новости Кирилловского района

г. Кириллов

17 Декабрь, 2017

От её хозяйского взгляда ничего не ускользнёт

 

Про таких, как Надежда Валентиновна Зверкова из деревни Лучкино Талицкого поселения, в народе говорят: где родилась, там и пригодилась. ?збитая фраза, конечно, но зато она, как говорится, зрит прямо в корень.

Почему уехала из родной деревни надолго, Надежда Валентиновна и сама не знает, ведь деревню свою она любила всегда, даже когда жила и работала вдали от неё. Время такое было – молодые стремились уехать подальше от деревенских проблем, и она поддалась тому же порыву. Выучилась в Вологде на строителя, работала на стройке, потом переучилась на повара, работала в столовой, дослужилась до завпроизводством. Вот и весь её прежний послужной список.
В конце лихих 90-х, когда точки общепита в областной столице начали активно скупать кавказцы, Надежда после недолгих размышлений поняла, что не сможет работать под новыми хозяевами. ? совершила неожиданный для всех жест: забрав с собой больную сестру и мужа, уехала из благоустроенного вологодского жилья в родительский дом, в родную деревню Лучкино.
– Два ли три года до пенсии осталось, я всё бросила, взяла мужа и сестру в охапку и привезла их сюда, – вспоминает Надежда Валентиновна. – Поскольку до пенсии ещё предстояло дорабатывать – взяла шефство над престарелым соседом и стала социальным работником. Потом дети привезли сюда же тяжелобольную мою сватью. В деревне освоилась быстро, я ведь по сути своей не городской житель, была и осталась деревенской. Даже живя в городе, я всегда знала, что как пойду на пенсию – вернусь в деревню, заведу телёночка, корову или козочку. Корову, слава Богу, завести не решилась, а телёнка, поросёнка, кроликов и курочек, было дело, держала. Сейчас у меня никакой скотинки нет, даже кошки, потому что здоровья не стало. Но пасеку небольшую ещё держу, это, наверно, от папы передалось, он тоже пчёл любил. Мне это дело нравится.
Спустя несколько лет односельчане, оценив хозяйственный и бойких характер Надежды Валентиновны, избрали её старостой. Деревня в те годы была ещё более многолюдной, но жили люди между собой в согласии, все проблемы и случавшиеся мелкие конфликты разрешали сообща. Надежда Валентиновна, поднимая народ на общественные дела, сама первой пример подавала. Её дом – самый нарядный в деревне: весь украшен ромашками. Если праздник случался – она на всю округу пироги пекла, чаепития с самоваром устраивала. Своими руками тропинку от деревни до реки прокашивала каждое лето, пока в силах была, чтобы сельчанам проходить безопаснее: в лучкинской округе до сих пор много змей.
– Раньше я собирала народ, всех, кто ходил на купало. Сообща расчищали мы берег и дно реки от тины и кувшинок. Приходили все, кто с граблями, кто с косой. А теперь и у меня здоровья нет, да и звать некого: кругом одни пожилые да инвалиды, – досадливо махнула рукой в сторону окна.
Прошло больше пятнадцати лет с тех пор, как вернулась Надежда Валентиновна на свою малую родину. Сегодня в Лучкино на зиму всего семь жителей остаётся, но летом, когда возвращаются в родные гнездовья дачники, их становится больше двадцати. А до этого времени, особенно весной, в самый пожароопасный период, Надежда Валентиновна по нескольку раз днём и даже ночью обходит деревенские окрестности: не потянет ли вдруг (тьфу-тьфу, конечно) откуда-то дымком.
– Деревня у нас ведь очень большая, раскиданная, а живут теперь далеко не во всех домах, и много где трава не выкашивается. Такая вырастет, что идёт человек, а его и не видно. Когда сушь настаёт, недалеко до беды, – качает она головой.
Нынче у Надежды Валентиновны появилась ещё одна забота: в деревне разрушились от времени срубы двух старых заброшенных колодцев, а это небезопасно.
– Один-то колодец мои ребята более-менее камнями засыпали, а на второй придётся просить подмоги у администрации, – рассуждает она. – Ещё глава поселения Елена Викторовна обещала нам контейнеры поставить, чтобы мусор в одно место складывать. А то ведь стыд и срам: вся дорога вдоль Лучкино – это сплошная помойка. Ну некрасиво это! Надо наводить порядок.
– С такими старостами, как Надежда Валентиновна, легко работать, – отмечает глава Талицкого поселения Елена Привалова. – Они не жалуются, не доводят дело до конфликта, а сами видят проблему и даже порой подсказывают возможные пути её решения. Надежда Валентиновна – надёжный помощник, от её хозяйского взгляда в деревне ничего не ускользнёт.
А я, побывав в гостях у Надежды Валентиновны, смогла убедиться, что она не только активная общественница, у которой душа болит за общее дело, но ещё и гостеприимная и домовитая
хозяйка.

 

нижний банер