Районная газета.
Все новости Кирилловского района

г. Кириллов

9 Май, 2015

Почтенный юбилей она встретила с оптимизмом

Александре Егоровне Ожогиной из Ферапонтова недавно исполнилось 80 лет. Дата солидная, что и говорить. Хотя в самой Александре Егоровне ну никакой солидности! Она приветлива, улыбчива, хлопотлива, гостеприимна, а уж как заиграет на гармошке да запоёт частушки - на месте не устоишь! 

Родилась Александра Егоровна в деревне Мелюшино бывшего Мелковского сельсовета вторым ребёнком в семье колхозников Егора ?вановича и Пелагеи Семёновны Курковых. А всего детей у них было четверо.
- Когда началась война, мне всего шесть лет исполнилось, но я всё-всё хорошо помню, - уверяет она. – Телефонов в деревне тогда не было, а прискакал на лошади из сельсовета человек и объявил: «Война». Несколько мужчин, и папа в том числе, сразу ушли с ним. Женщины заревели, пошли провожать: кто мужа, кто сына. Всего из нашей деревни ушло на фронт тридцать человек, я всех их и сейчас по именам помню. А вернулись только трое мужчин и пятеро парней, остальные все погибли. Письма от отца с фронта приходили очень редко и были короткими: жив–здоров и ладно. Когда папа ушёл на войну, моему старшему брату Диме было уже одиннадцать лет. Он стал пахать на лошадке землю, мама работала на ферме, а я нянчила годовалого брата Колю. В деревне остались одни женщины, старики и дети. Трудно было очень, но люди не опадали духом, работали, не щадя сил. У нас была коровушка, она нас и спасала. Когда отца в первый раз ранило и он лежал в госпитале в Вологде, мама оставила нас на неделю одних и пешком пошла его проведать. Дело было в апреле, но погода стояла очень холодная. Как она потом порассказывала нам, как добиралась, чего натерпелась в дороге, это страх Божий! Но зато папу поддержала, проведала. Ранение у него было тяжёлое, и он надеялся, что отпустят домой проведать семью, но его сразу снова отправили на фронт.
В школу Александра пошла уже в девять лет. Но поучиться ей пришлось всего два года: ходить было не в чём да и некогда, надо было работать. А вот как вспоминает Александра Егоровна о том, как в деревню пришло известие о победе:
- Председателем у нас тогда была женщина, фамилию не помню. Она как узнала про победу, так сняла с себя красную косынку, привязала её к палке и побежала по деревне. Бежит и кричит: «Победа! Победа!» Мы, дети, все за ней побежали и тоже закричали: «Победа!» Что тут началось! Все заплакали-заголосили, кто от радости, кто от горя. Помню, две женщины ревели в голос: «Ой, а мой-то уже не придёт…» Вдовами-то все молодые остались, у кого по двойке, у кого по тройке ребятишек.
Александра Егоровна и впрямь много помнит о войне. Помнит, как вечерами, прежде чем затеплить горелку, наглухо задрапировывали в избах все окна, чтобы, не дай Бог, не блеснул где огонёк: ежели у кого заметят – дадут пять трудодней штрафу. Ночами над деревней нередко пролетали самолёты, и любопытные ребятишки бесстрашно высыпали на крыльцо, вглядываясь в небо. Вражеские самолёты распознавали по низкому неприятному гулу: «Опять летит немчура поганая!» Зато, услышав высокий, «весёлый», по мнению Александры Егоровны, звук, радовались: «Наши, наши летят!»
- Отец с войны пришёл в 45-м году в конце августа после госпиталя. Весь прираненый, кое-какой, - горестно поджимает она губы. – Он нам сказал: «Вы рады, что я с войны живой пришёл, а я не рад своей жизни». Два года после этого он не прожил, а промучился и помер. А мама за эти годы ещё народила ребёнка – Галю. ? мне опять пришлось нянчиться.
Не удалось Александре больше поучиться, а ей так хотелось вслед за подругами уехать из деревни! Но пришлось работать в колхозе всю жизнь: у неё в трудовой книжке только одна запись. С шестнадцати лет, пока в девках была, зимами работала в лесу по мобилизации - пилила деревья вручную, а с весны по осень запрягала лошадку: возила жерди на изгородь, навоз на поля, мешки с зерном на хлебосдачу, сеяла, боронила и никогда от труда не бегала.
На почтенный юбилей к Александре Егоровне съехалась вся-вся её многочисленная родня. «Двадцать восемь человек, двадцать девятая я!» – смеётся она.
Прощаясь, я желала Александре Егоровне всяческих благ в юбилейном году и, конечно, самое главное – здоровья.
- Ладно! – беспечно отмахнулась она. – До лета доживём, так и оттаем!
Оптимисткой была она всю жизнь, такой и осталась.
Татьяна Погодина.

нижний банер